Тенерифе: микс с северо-востока

Дымка, затянувшая небо справа — это «Калима», горячий ветер из Африки. Несколько раз в год Тенерифе накрывает либо Калимой, либо Сирокко (фольксваген Scirocco назван именно в честь этого ветра). Ветер приносит повышение температуры на 5-7 градусов и мелкую пыль, благодаря которой остров обзаводится почвой и растёт на несколько сантиметров в за 1000 лет.

Это фото было сделано в деревушке Таганана, на севере острова. Горный хребет мешает Калиме пройти дальше, поэтому небо затянуто наполовину. Собственно деревушка:

Читать дальше


«И целуй меня везде, восемнадцать мне уже» ©

Верховный суд Арканзаса отменил закон штата, который запрещал преподавателям вступать в интимную связь с учениками, не достигшими 21 года. Суд посчитал, что для учеников, начиная с 18 лет, вступление в связь с другими совершеннолетними людьми по взаимному согласию является конституционным правом. Председатель суда Джим Ханна (Jim Hannah), вместе с тем, признал, что подобные действия преподавателей могут считаться достойными порицания, сообщает Associated Press.

Подаст ли штат апелляцию на это решение, неясно. Юристы, представлявшие позицию штата, настаивали на том, что закон защищает учеников от домогательств учителей, которые обладают определенной властью над ними.


Из почты

Игорь, добрый день.
Расскажу вкратце суть вопроса.

У моего друга и коллеги Сергея Сорокина по решению суда отобрали отцовство. На апелляцию отведено всего 10 дней. Мы хотим привлечь интернет сообщество к решению этого вопроса.

C рождения девочку воспитывал Сергей, который не знал о том, что жена ему изменила сразу после свадьбы. Через 9 лет, после того, как Сергей развёлся, объявился биологический отец, который знал об этом все 9 лет, но никак не проявлял себя. Он провёл экспертизу ДНК, которая подтвердила его отцовство, подал иск и через суд запретил Сергею общаться с ребёнком(!). Комания НТВ, передача «Чрезвычайное происшествие», сняла ролик об этом:


ссылка на ютуб

Суд обычно решает в пользу биологического отца/матери, это стандартная практика. Но разве это решение умное? Разве оно не ущемляет права ребёнка, не наносит ему психологическую травму? Не пора ли что-то изменить в нашей косной судебной системе? Тем более что на месте Сергея может оказаться каждый.

Нужны репосты, нужно вынести обсуждение ситуации на более высокий уровень.

Спасибо.

От себя добавлю, что ситуация «относительно ребёнка у мужчины нет прав, только обязанности» реально напрягает. Решение об аборте или родах принимает женщина единолично, но ответственность в любом случае ложится и на отца. В случае развода суд в 99.99% оставляет детей с матерью, пофигу что она не в состоянии их содержать материально. Создать все условия, чтобы не позволить бывшему мужу видеть ребёнка — да запросто (ещё один инструмент манипуляции). Если же мужчина не является биологическим отцом, то потраченные ним на ребёнка время и деньги не значат абсолютно ничего! Он никто и звать никак и вышвырнуть его можно в любой момент.

Ей-богу, я удивляюсь что кто-то из мужиков ещё соглашается заводить семью. Если бы не влюблённость, на время отключающая нам мозги, мы уже вымерли бы давно как вид.


Сайт дня

Профессиональная соцсеть украинских судей «Фемида»: http://femida.court.gov.ua/. Всё очень серьёзно и размещено на правительственном домене (gov.ua). Отдельно радуют разделы «чат», «альбомы», «видео» и «музыка». Стопудово всё лицензионное.

спасибо userinfosasha2605 за наводку.


Остап Бендер. Протоколы допроса.

5 декабря 1961 года.

…Следователь: Беседовать нам предстоит много, поэтому хотел бы вас спросить, как вам будет комфортнее… Как к вам, Осип Семенович, обращаться? По имени-отчеству или по званию?
Осип Семенович: Мне кажется, обращаться в камере, какой бы комфортабельной она ни была, «товарищ полковник» — неуместно. С другой стороны, называть меня «гражданин Бондаренко» пока преждевременно. Валяйте по имени и отчеству.
Следователь: А почему вы себя назвали «Бондаренко»? Ведь это не ваша фамилия? И вы знаете, что мы это знаем.
О.С.: Привычка. Я ее носил дольше, чем свою первую. И пенсию под этой фамилией получаю. Это как домашний халат, к которому привык. Или домашние тапочки, которые изорвались, но привычные и уютные…
С.: Хорошо… Знаете, даже не знаю, с чего начать. К такому человеку, как вы, с банального — дата и место рождения, — как-то неловко. Даже поразительно, что вас удалось найти… Больше тридцати лет прошло, где вас только не искали, и вот — на тебе, под самым носом…
О.С.: А давайте тогда я начну. Вы же понимаете, что я не посторонний, и законы системы знаю, и знаю, что вряд ли отсюда выйду. Можно и мне что-нибудь у вас спросить?
С.: Хорошо. Так даже интереснее. Что вы хотели спросить?
О.С.: Кому в голову пришла идея книжку написать, чтобы меня найти? Вы же не будете говорить, что «Двенадцать стульев» парни написали экспромтом?
С.: Конечно, нет. А когда вам она попала в руки первый раз?
О.С.: Только весной 1928 года я услыхал, что есть такая забавная книжка. Раздобыл журнальчик, начал читать… Сначала занятно было, на пятой главе — вздрогнул, когда пошло описание примет, на десятой главе все стало ясно. Сильно сработали. По следу прошли четко. Хоть и изобразили всех нас шутами гороховыми, но весь маршрут за полгода, приметы всех контактов — один к одному. И намек про бритву я понял, сообразил, что это для меня специально написано. Кстати, а что с Воробьяниновым, пардон, с Воробьевым потом случилось?
С.: А вы куда делись в ночь на 27 октября 1927 года?
Читать дальше