Не пропадёт ваш скорбный труд

Мы добрых граждан позабавим
И у позорного столпа
Кишкой последнего попа
Последнего царя удавим.

Ни для кого не секрет (не секрет ведь?) что эти строчки написал некто А.С. Пушкин (1799–1837). Егермейстер Кондратьев, которому поручено было проанализировать эту эпиграмму и выяснить, не является ли «сие проявлением агрессии и неуважения к монаршим особам», долго думал, потел, протирал платочком лысину, кряхтел и не мог написать ни строчки.

Под конец третьего, последнего из отпущенных ему на эту «экспертизу» дней, Кондратьев решился и вывел своим аккуратным, несколько круглым почерком следующее — «автор строк сиих не властен над музою своею, и потому судить надобно музу, что есть дело невозможное ввиду нематериальной природы последней».

(c) tim_liri


Коротко

Cтрах и ненависть в общественном транспорте.
 
 
В Норвегии студент, сидящий на экзамене, имеет право попросить заменить преподавателя, если преподаватель похож на куклу, которую он боялся в детстве.
 
 
Темно как у Малевича в квадрате.
 
 
Чё за ресторан такой «Автозак»? Кому не позвоню: «Я в Автозаке на Никитском!»
 
 
У меня нет вредных привычек, кроме как ошибаться в людях и привыкать к ним. Честное слово, лучше бы курила.
 
 
– Можно Вас на пару слов?
– Да, конечно!
– Авада кедавра!
 
 
Если в глазах собеседника застыл интерес, значит, он перестал вас понимать.
 
 
— Не для тебя я сальце наедала.
 
 
Ты понимаешь, что детство кончилось, когда засыпаешь на диване и просыпаешься на диване.