Романтика под другим углом

Дорогие дети!

Сегодня в моем блоге демонстрируется не очередная великолепная женская задница в мыльной пене, а происходит срыв покровов.

В подростковом возрасте я зачитывался произведениями матерого автора исторических романов Александра Дюма. Именно лукавый взгляд гражданина Дюма на блядские похождения непростую жизнь Изабеллы Баварской, Маргариты Наваррской и Анны Австрийской сформировал настороженное отношение к чересчур умным и при этом дьявольски красивым женщинам.

Ну а суровые парни, типа благородного Бюсси или хитрожопого Шико, оставили неизгладимую борозду в моем подростковом мозге.

Сегодня же поговорим о наиболее известном персонаже упомянутого автора, а именно о шевалье д"Артаньяне. Точнее не только о д"Артаньяне, а о мушкетерах. А еще точнее — о гасконцах.

Ибо, если кто не знает, в т.н. "королевских мушкетерах" служили в основном гасконцы. Кто же такие гасконцы?

Гасконцы — это баски. А баски, это горцы, живущие в Пиренеях, на стыке Франции и Испании (см. ЭТА).

Что мы знаем о горцах? А знаем мы следующее — благодаря рельефу местности, особенностям климата и исторического развития, а также поеданию вонючего сферментированного молока, который они называют "сыром", распитию кислого шмурдяка, именуемого "вином" и нежного… выпасания на горных пастбищах овец обоего пола, горцы, причем в любой точке планеты, обладают одним общим даром — тотальной неспособностью мирно уживаться с равнинными жителями.

И вот эти прекрасные дети гор, в бурках в традиционных горских беретах с этих самых гор спускаются и поступают на службу французского короля. В мушкетеры.

Как и положено настоящему джигиту шевалье — со своим джипом конем, автоматом шпагой и пайком тремя экю. Естественно, как представитель любой диаспоры, первым делом новоприбывшие попадают под опеку местного авторитета (см. Сулим Ямадаев де Тревиль).

И, при определенной везучести, поступают в элитный батальон "Восток" полк мушкетеров. А потом начинается настоящая столичная жизнь.

Теперь, если внимательно взглянуть на персонажей Дюма в изложенном контексте, то начинаешь понимать следующее. Например стычки с гвардейцами кардинала, это нечто иное, как разборки со скинхедами в стиле "Кавказ рулит".

И классическое "Три тысячи чертей" д'Артаньяна на самом деле звучит, как "Маму твою ипал дом труба шатал", ибо гасконский сильно отличается от парижского.

А благородный девиз "Один за всех и все за одного" на самом деле выглядит, как приезд представителей диаспоры к Бастилии ОВД Хамовники выкупать залетевшего соплеменника.

А благочестивый аббат д'Эрбле — чисто матерый фанатик-ваххабит.

А отношения с женщинами? Настоящему джигиту все-равно кого, горничную, белошвейку, заклейменную миледи Винтер или герцогиню де Шеврез. А ветренные француженки с восторгом воспринимают грубые ухаживания любвеобильных гостей с юга и это — в не менее любвеобильном Париже!

Картина получается изрядная и именно так все и было — хамские манеры и агрессивное поведение, как на тысячах видеороликах на ютубе. Так что перечитывая "Три мушкетера" или пересматривая любимый телефильм не забывайте представить на месте персонажей горячих гостей с Кавказа или Горного Бадахшана.

З.Ы. Читатель наверняка спросит, а почему же в романах гражданина Дюма дикие горцы представлены благородными шевалье? Ларчик открывается очень просто — любимая женщина гражданина Дюма, мать его сына Александра, была из басков.

Такие дела.

источник

3 thoughts on “Романтика под другим углом

  1. так вооот оно чо…

    а рамсы с кардиналом и его солдатами — это сегодняшние терки с ментами

  2. Есть такая книга, «Да, та самая миледи» — совершенно замечательная, одна из моих любимых. После нее Д’Артаньян СОВСЕМ по-другому видится :)

Comments are closed.