Фото дня

В Киеве под посольством Российской Федерации активисты установили памятные кресты с именами погибших в результате обстрела Мариуполя 24 января.

источник

UPD: Если у вас рефлексия «аяйяй, зачем же так» — просто почитайте комменты простых россиян к этой же новости на Ленте.вру.


Простые вещи стали проще

(c) , стилизация под Быкова.

В часы великих потрясений хорошим может быть одно — нет больше места для сомнений, кто человек, а кто говно. Простые вещи стали проще. Скажите, разве я не прав? Пусть конспиратор мозг полощет, кто легитимен, кто кровав, кто виноват и что нам делать, чья правда гаже и страшней — вся эта грязь осточертела, всё просто потонуло в ней.

И даже можно согласиться, я знаю, что у вас свербит, но постарайтесь объясниться с родными тех, кто был убит за ваши базы в чёрной луже и за амбиции царя… Чего молчите? Стыдно? Ну же! Скажите им, что всё не зря. Что это ради их же блага, что бабы смогут нарожать. Что не хватает лишь ГУЛАГа, чтоб контру всю пересажать. И вот тогда вы заживёте в инцесте триединых стран. И всех в бараний рог свернёте, и перекроете всем кран, и доберётесь до Ла-Манша, ведь больше негде ноги мыть, и вы так жаждете реванша за то, что сами развалить свою империю решили, но как признать свою вину? Империю распотрошили, империя идёт ко дну, так чем же вам теперь гордиться средь ваших серых гиблых мест? Конечно, можно и напиться, но это скоро надоест.

Почистить бы свои конюшни, но даже славный Геркулес — мужик отнюдь не малодушный — в говно такое бы не лез. Да ну их, лучше заколотим, пускай стоит, как есть, пока. Здесь можно быть и патриотом, но лучше бы — издалека. Вблизи, конечно, тяжелее сквозь дым отечества дышать, но что-то там внутри жалеет конюшни эти разрушать. И снова голосок слащавый гундит — За веру! За народ! И за священную державу! И за царя, ебись он в рот! И снова память отказала у тех, кто помнил прошлый раз, хотя и помнящих немало, но кто же слышит их сейчас?

Держав священных не бывает. Держава — это инструмент. Держава — это страж закона, а не продажный сука-мент. Не морда жирного чинуши, а обходительный слуга. И не придворные кликуши, не образ внешнего врага. Враги, конечно, существуют, но сколько волком ни смотри на закулису мировую, твой самый главный враг — внутри. Внутри тебя, внутри державы… и с ним вести бы смертный бой, но вам ведь надо ратной славы, вести народы за собой!

А нам не надо, мы — попроще. Какая слава, ну её. Тут есть свои, кто мозг полощет. Гибрид гадюки с соловьём. И занимались своим делом, уж накидали фронт работ, но круг не начертили мелом — и вот братишка у ворот. Кричит — У вас враги! — спасибо тебе, о, добрый Капитан! Ворота снёс, поставил дыбу, достал из кожанки наган… Кто прав, а кто был ультраправым, мы разберёмся и без вас. Уже нашли б на всех управу — увы, не до того сейчас. Мы помним тех, кто был с наганом, закон про кражу колосков, и дорог нам Лукич ваш драный, как финнам Коля Бобриков. Нам ничего от вас не надо, мы просто помним. Вот и всё. Теперь запомним ваши «грады». В копилку знаний занесём, кто нас открыто презирает и будто даже этим горд, о том открыто заявляет в кругу таких же наглых морд.

В другое время было хуже — очима блим, губами плям — и, вроде, с ним ты даже дружен, пока по заданным ролям прощаешь барскую надменность. Бывает, просто он не знал… Я объясню, куда я денусь? Незнание — не криминал. Но тратишь час, другой и сутки, как вдруг спадает пелена — не сделать лебедя из утки, а человека — из говна. Не знает он, и знать не хочет, хотя на самом деле знал. А ты старался, что есть мочи, и только время потерял. Теперь всё резко прояснилось, он просто скажет пару фраз — и то, что глубоко гнездилось, наружу выпрыгнет тотчас. И даже если ты не гений, то разберёшься всё равно за две секунды без сомнений, кто человек, а кто говно.