Житие мое (с)

— Понимаете, я патриот…

— Понимаю. Вы, вероятно, на солидной должности в силовых структурах или в какой-нибудь госкорпорации, у вас дом на Рублевке или Новой Риге, в гараже майбах, торжественные приемы в Кремле, награды за заслуги перед Отечеством…

— Нет, вовсе нет.

— А, ну значит Вы из творческой интеллигенции, хороший подряд в АП, апартаменты в пределах Бульварного кольца, в гараже быть может даже боссхосс или какой-нибудь продвинутый кастом, деловые встречи в ресторане «Уголек»

— Да нет же.

— Хм, ну вы хотя бы госслужащий? Или деловой партнер госслужащего?

— Я простой сисадмин, сейчас уволили, живу в Подмосковье, езжу на маршрутке, подрабатываю охранником и курьером, пишу в блог «Антиукроп», ищу фриланс

— Ахаха, голубчик. Маршрутка, курьером, фриланс. Какой же вы патриот, вы обыкновенный ватник.

(с) Станислав Яковлев


На коротком поводке. Как мужчины зависят от женщин

В нашей культуре слово «зависимость» очень негативно окрашено. Это и алкоголизм/наркомания, и психологически нездоровая связь, при которой нарушен естественный обмен энергией, но много требовательности и недовольства.

Я хочу взглянуть на этот феномен более нейтрально, ведь все мы так или иначе зависим от чего-то до сих пор. От воздуха, еды, от работодателя или государства, от природы — иначе нам не выжить.

Зависимость — это такая ситуация, где нам самим, без помощи или внешнего ресурса, не справиться. Опыт безопасной зависимости, с моей точки зрения, это способность спокойно рассчитывать на помощь, на заботу. Верить, что ты имеешь на нее право просто потому, что ты есть.

В период раннего детства дитя должно получить опыт безопасной зависимости, но на деле часто выходит совсем иначе…

Детство. «Папа может, папа может быть кем угодно, только мамой, только мамой не может быть!»

Continue reading


Последние месяцы Брежнева

23 марта 1982 года Брежнев находился в Узбекистане. В этот день была запланирована поездка на завод, производивший самолеты. Но утром решили, что Брежнев туда не поедет и охрану на заводе сняли. Но потом Брежнев сказал: «Время до обеда есть. Мы обещали посетить завод. Люди готовились к встрече, ждут нас. Нехорошо…» Первый секретарь ЦК компартии Узбекистана Рашидов немедленно согласился: «Конечно, Леонид Ильич».

Московская группа из 9–го управления КГБ успела приехать на митинг, местные спецслужбы задержались. Когда Брежнев появился в огромном сборочном цеху предприятия, производившем Ил–76 там было море людей. Чтобы увидеть Брежнева рабочие карабкались по лесам вокруг строящихся самолетов. Малочисленная охрана не смогла сдержать толпу. Люди хлынули на специально сооруженный для встречи деревянный помост. Его конструкции не выдержали и рухнули. Никто не погиб, но пострадали и Брежнев, и Рашидов, и охранники. В больницу Брежнев ехать не захотел. Его отвезли в резиденцию, уложили, сделали рентгеновское обследование и обнаружили, что сломана правая ключица.

Continue reading


Написано год назад

Я сейчас думаю не про Украину. То есть и про Украину, конечно, тоже, но это в концов концов, хоть и родственная, но ДРУГАЯ страна, у которой свой путь.

Я желаю этой стране всего самого лучшего. Она доказала мужеством и кровью, что она – Страна. Думаю, всё у нее будет хорошо и без Крыма. Запад не поскупится на помощь, чтобы сделать Украину витриной демократических ценностей. Крымчане наверняка еще горько пожалеют, что отделились.

Но гораздо больше меня сейчас занимает обозримое будущее собственной страны – России.

Оно выглядит мрачно.

Я хочу спросить тех соотечественников, кто бурно радуется грядущему, заранее предрешенному присоединению Крыма (а таковых, кажется, большинство): уважаемое большинство, ты хоть понимаешь, во что нам всем обойдется этот трофей?
Нет?

Continue reading