За 111 лет ничего не изменилось

«Бьют нас японцы, ненавидят нас все народы, Господь Бог, по-видимому, гнев Свой изливает на нас. Да и как иначе? За что бы нас любить и жаловать? Дворянство наше веками развращалось крепостным правом и сделалось развратным до мозга костей. Простой народ веками угнетался тем же крепостным состоянием и сделался невежествен и груб до последней степени; служилый класс и чиновничество жили взяточничеством и казнокрадством, и ныне на всех степенях служения — поголовное самое бессовестное казнокрадство везде, где только можно украсть. Верхний класс — коллекция обезьян — подражателей и обожателей то Франции, то Англии, то Германии и всего прочего заграничного; духовенство, гнетомое бедностью, еле содержит катехизис, — до развития ли ему христианских идеалов и освящения ими себя и других?..

И при всем том мы — самого высокого мнения о себе: мы только истинные христиане, у нас только настоящее просвещение, а там — мрак и гнилость; а сильны мы так, что шапками всех забросаем… Нет, недаром нынешние бедствия обрушиваются на Россию, — сама она привлекла их на себя. Только сотвори, Господи Боже, чтобы это было наказующим жезлом Любви Твоей! Не дай, Господи, вконец расстроиться моему бедному Отечеству! Пощади и сохрани его!»

Из дневника Св. Николая Японского (Касаткина), 19 июля (1 августа) 1904 г.

Хотя один момент всё же изменился: духовенство больше не бедствует.


Коротко

С сегодняшнего дня в России можно сесть за то, что просто где-то постоял.
 
* * *
Да нормально я к людям отношусь! У меня даже есть друзья-люди.
 
* * *
— Подсудимый, клянетесь ли вы говорить правду, только правду и ничего, кроме правды?
— Клянусь, толстая женщина с усиками.
 
* * *
Мне кажется, что госнаркоконтроль уделяет мало внимания людям, которые придумывают узоры для ковров.
 
* * *
— Ай, больно.
— Высунуть?
— Нет.
 
* * *
На борьбу с коррупцией нужно выделять не деньги, а патроны.
 
* * *
Настоящий друг никогда не сделает ничего, что позволило бы вашей жене ставить его вам в пример.
 
* * *
Лайк, если в ночном клубе чувствуешь себя так же как знатоки во время музыкальной паузы.