Риторическое

В связи с последними движами Игоря Луценко, Егора Соболева, Богдана Кутепова и прочих там народных фетхуллахов, которым, как обычно, порохоботы в штаны насрали, у меня вопрос.

Вот у нас есть, к примеру группа условных лоялистов власти. Их вообще в масштабах страны не очень много, но в фейсбуке — очень дохуя, это правда. Среди них есть лидеры мнений. Лидеров мнений тоже довольно дохуя. И у всех этих людей очень разная география, они территориально все хер знает где, они в жизни крайне редко сталкиваются друг с другом, у них очень разная работа и круг интересов. Кто-то топит за оружие, кто-то за фрилансеров, кто-то за образование и науку, кто-то (это я, я!) — настоящий профильный порохобот, потому что в команде советника этого самого пороха занят организацией казней и танцев в Николаевской области, про которую вы все еще полгода назад и не слышали нихрена. Но суть в том, что это всё разные люди с разной работой, не связанные между собой.

И есть другая группа. У которой есть две вполне однозначных точки сборки. Это юрфирма Арцингер и партнеры, и офисное здание Григоришина в которое в конце концов всегда приводят все следы. В этой группе есть журналисты-расследователи, журналисты-антикоррупционеры, журналисты-революционеры, общественные активисты, народные депутаты, народные депутаты, а также народные депутаты.

И вот вторая группа обвиняет первую группу в преступном сговоре. Вторая группа сильно меньше численно во-первых, но в ней довольно много народных депутатов во-вторых. А в первой группе депутатов нет вообще, но численно она гораздо больше и территориально она раскидана по всей стране, включая зону АТО.

Так я не понимаю упорно. Как так сука вышло, что именно вторая группа обвиняет в сговоре и информационной технологии первую группу, а не наоборот? Вот блять как?

Александр Нойнец