Похуй здорового человека

В связи с боями в Авдеевке вспомнилось, как бабушки с иконами останавливали украинскую технику, как женщины и дети прикрывали тех, кто захватывал здания ОГА и СБУ.

Недавно, на открытии музея АТО в Днепре, разговаривал с бойцом, прошедшим эту войну.
Он — интеллигентный молодой мужчина до 40, преподаватель по основной специальности, великолепно владеющий украинским и русским языками, прекрасный рассказчик — рассказывал, как они в начале БД стояли на блокпосту и думали, что станут предпринимать, если на них пойдут «мирные» — бабушки с иконами, женщины с детьми, мужички в трениках.
— Тогда мы решили, — говорил он, — что будем стрелять вверх, а, если они не остановятся, то садимся в джип и уезжаем. Мы не могли представить, что можно стрелять в толпу местных.
— А сейчас? — спросил я. — Сейчас ты как поступил бы?
Он поднимает на меня глаза, и я вижу, что выражение лица не позволяет назвать его добряком, как минуту назад.
— Сейчас? — переспрашивает он. — А сейчас я бы стрелял. Я видел, что из этого получилось…
— Но…
— Похуй… — обрывает он меня. — Сейчас — это уже похуй.

И он прав.

Не было бы Авдеевки. Горловки. Дебальцево. Иловайска тоже бы не было. Не было бы похоронок. Разрушенных городов. Тысяч убитых, сотен тысяч обездоленных тоже не было бы.
Сегодня мы расхлебываем то, что не сделали три года назад, когда нас называли кровавой хунтой, а нам было не похуй.

Жаль ребят.

Все-таки «принцип меньшего зла» — великий принцип. Жаль, гуманисты его не приемлют, пока не грянет гром.

Ян Валетов