Кому война, а кому способ попиариться

Мне сегодня утром благодаря двоим френдам (уже бывшим) попалось на глаза свежее обращение блокиратора Семенченко к президенту Порошенко. В письме товарищ блокиратор утверждает, что по украинским военнослужащим, убитым и раненым за последние дни, стреляли «шахтёры, работающие на украинских предприятиях и платящие налоги в украинский бюджет». Это он так сарказм изображал, конечно, но я, все же, не совсем догнал: так российская наёмническая армия Донбасса — это шахтёры и металлурги? Ибо, если нет, то в чем повод для сарказма, а если да, то чем патриотический блокиратор отличается во взглядах от Жопы, Медведчука и самого Хуйла Владимировича, которые тоже утверждают, что у нас гражданский конфликт? Кстати, судя по болезненной реакции на получение рабочими украинских предприятий Донбасса зарплат (в гривне в украинских банках), коллеги Сэмэна-блокиратора искренне уверены, что именно эти средства и являются основой военной мощи армий ЛДНР. То есть, это шахтёры и металлурги на зарплату закупают в местном военторге оружие и амуницию, а вовсе не РФ на шару загоняет туда сотни эшелонов военных грузов. И в чем же неправы товарищи Песков и Захарова?

В общем, блокираторы откровенно палятся на теме «с кем у нас война?» Если помните, даже Маша Гайдар со второго раза сумела ответить на этот вопрос правильно. Но для партии незахороненного мусора он слишком сложен.

П.С. Наверняка найдутся вполне нормальные люди, которые искренне спросят, с чего я так уцепился за тему блокады. Отвечу: из-за показателей в экономике. У нас реально начинается рост, и он связан не только с высоким урожаем прошлого года, а с более фундаментальными маркёрами. Думаю, если год будет удачным, всё, включая жизненный уровень населения, начнёт довольно быстро меняться. При этом, если улучшения в экономике не будет, я не уверен ни в чем — даже в сохранении государственности. А блокада способна легко вернуть нас обратно к нулевому росту или даже рецессии.

Возможно, кому-то ради выборов это и выгодно. Но точно не обществу.

Карл Волох


Коротко

У китайских автомобилей всё запчасти оригинальные.
 
* * *
Наощупь обнаженных женщин не отличить от голых баб.
 
* * *
Что за угроза: «Смотри у меня!»?
Сам у себя смотри.
 
* * *
Вам не кажется, что современные музыканты как-то неохотно стали поканчивать с собой?
 
* * *
Ожидания: российский рубль станет мировой резервной валютой.
Реальность: российский рубль станет основной валютой ЛНР.
 
* * *
Для экстравертов в аду есть отдельный котел.
 
* * *
Долго не мог понять выражение: «А руки-то помнят!», пока не от меня не ушла жена.
 
* * *
Гадя посидела в российской тюрьме и стала депутатом Верховной Рады.
Теперь ей надо посидеть в украинской тюрьме и стать депутатом Госдумы.


Прививка от зрады

Хорошие новости. Капитальные инвестиции в экономику выросли на 18%. Что это значит? Подводя итоги 2016 года, я отмечал, что строители, производственники и транспортники стали лидерами роста размещения вакансий на Work.ua. Если другие отрасли разместили в среднем на 62% больше вакансий, чем в 2015 году, то производственники выросли на 106%, строители на 102%, а транспортники на 84%. Тогда я говорил, что это очень хороший тренд, а теперь он получил подтверждение от Госстата. Предприниматели инвестируют в основные средства: оборудование, цеха, машины и механизмы – все то, что поможет производить еще больше товаров и услуг. Это значит, что экономический рост надолго.

Еще интересные цифры. Жилищное строительство составило всего 13% от общего объема капитальных инвестиций, поэтому утверждения, что ВВП вырос за счет вложения населением денег «в кирпич» – неправда. Зато инвестиции в то, что приносит доход: нежилые помещения, дороги, мосты, транспорт, машины и оборудование, ПО, права интеллектуальной собственности составили целых 84,3%.

Что можно улучшить? Основной источник финансирования (69,4%) – собственные средства предприятий. Банки профинансировали всего 7,1% инвестиций. Так быть не должно, это ненормально. В здоровой экономике бизнес чаще развивается на кредитных деньгах, а не за свои. И если с фондовым рынком, по-прежнему, боль, в банковской системе позитивные сдвиги есть. Синхронное снижение ставок по депозитам госбанков приведет к удешевлению кредитов. Если кредитная ставка в гривне будет не 25%, а хотя бы 10-15, бизнес получит деньги, а страна – рабочие места и рост ВВП.

Еще одна грустная цифра: иностранных инвестиций всего 2.9%. Но она грустна только наполовину. Получается, экономический рост мы обеспечили самостоятельно, а это круто! Можем! Возможный приход иностранного инвестора – огромный резерв со знаком +, но даже без него мы уверенно растем.

Экономика выздоравливает. Все будет хорошо. С каждым месяцем уверенность в этом крепнет.

Сергей Марченко


Скоропортящиеся герои

– Он замечательный, открытый и простой человек!

Сказали мне моя мама и жена. На дворе стоял февраль 2014 года — кажется, 25-е число. Мама и жена на Майдане успели немного пообщаться с героем последних событий — сотником Парасюком.

Я ни разу не виню маму и жену, они обе умницы. Тогда у них не было поводов для сомнений.

Те, впрочем, скоро возникли. «Герой, спугнувший Януковича»? Однако уже к концу февраля были опубликованы видеозаписи, по которым было очевидно — вещи из «Межигорья» начали вывозить за два дня до знаменитого спича Парасюка. Потом была война, наш герой попал в плен — и многие задались вопросом: как так получилось, что ни террористы, ни их российские кураторы его не узнали, быстро передав в руки украинцев тогда, когда другие пленные остались «на подвале» на месяцы, если не годы?

Потом наш герой попал в политику. И заслужил репутацию прожжённого популиста. И внезапно стал ездить в хороших машинах, явно не по депутатской зарплате — что поделаешь, внезапно разбогатела семья. И уже люди, которые в начале 2014-го смотрели на него с восхищением, стали спрашивать: погодите, а как он тогда на сцену прорвался? Наконец-то возник вопрос, который должен был возникнуть в первый же день — простите, а какой сотни сотник-то? До сих пор нет чёткого ответа.

Для кого-то Владимир Парасюк — до сих пор герой. Но таковых уже явно в разы меньше, чем было в 2014 году.

Читать дальше