Эволюция украинского дурака

Возможно, загадочная улыбка Джоконды объясняется тем, что она просто была дурой.

«Я не люблю жидов, а их во власти — 80%», — сказала Герой Украины, лётчица Надежда Савченко. Сказала в прямом эфире Дмитрию Гордону, назвав в числе представителей ига иудейского лидера партии, от которой прошла в парламент. И уехала в Берлин общаться с политиками и правозащитниками. Для завершения картины стоило бы ещё и зигануть, но для начала и так неплохо.

Надежда вообще часто говорит интересное. Вот, например, рассказала, что её в Ираке принц хотел купить за 300 тысяч долларов. Монархии в Ираке нет с 1950-х, так что принц, наверное, был очень пожилой. Возможно, уже умер. Если нет — уважаемый принц, отзовитесь. Многие с радостью вам доплатят.

Но дело ведь не в том, что Савченко ведёт себя, как дура. Дело в том, что как дура себя ведёт депутат.

Украинцы долго мечтали о стирании классовых различий между депутатом и избирателем. Некоторые политики просекли фишку — и специально начали косить под глупых и решительных. Сделали это частью законченного образа, своим политическим амплуа. Стали дураками в средневековом понимании термина — шутами, которым можно наряжаться в любые одежды и поносить весь двор последними словами без тормозов и опасений. Заходя в сессионный зал, перевоплощались из респектабельных мэнов в крикливых кликуш.

Вот вы, наверное, Ляшко вспоминаете. Как ловко он в своё время оседлал эту тему.

Увы, это было только начало обратной эволюции украинского депутата. Первый этап. На этом этапе дурака из себя строил умный и хитрый человек, просто для того, чтобы попасть в образ. Когда рядом пыталась казаться утончённой депутат Королевская, сознательное принижение человеком себя выглядело не столь и неприглядно.

Дурак первого уровня был самостоятельным политиком. Он мог вести, рассчитывать, договариваться и торговаться.

Дураки второго уровня зашли в парламент в 2014-м. Они были уже и взаправду не шибко умными, но всё ещё хитрыми, с характерной для наших широт прижимистой смекалкой. Вы все можете их назвать, но в качестве ярчайшего представителя назовём Владимира Парасюка. Бывший КВНщик, сотник неизвестной сотни, совершенно случайно оказавшийся на сцене Майдана и «прогнавший Януковича» (вещи из «Межигорья» начали вывозить за два дня до его выступления), очень быстро освоился в украинской политической традиции. С законодательной деятельностью сложилось не очень — зато прекрасно сложилось с ростом семейного благополучия и освоением роли «рубахи-парня из народа», который может и поорать, и руками помахать, и карабином погрозить — особенно когда с другой стороны точно сдержатся от ответа.

Разумеется, это уже не уровень самостоятельного игрока, но это уровень высококлассного — без шуток — специалиста-исполнителя. Массовик-затейник, способный организовать кипиш в любом месте, да ещё и облечённый депутатским мандатом — персона повышенной востребованности. Ведь, как завещал нам Мэрфи, «если это глупо, но работает, то это не глупо».

И вот, прошло ещё немного времени — и парламент обрёл Надежду. Универсального солдата. Венец творения. Персонажа идеальной незамутненности, между языком и мыслительным органом которой, в принципе, нет даже базовых фильтров вроде приличия или самосохранения. Если кто-то ранее подозревал Надежду в том, что она сознательно работает на врага, то фраза про евреев должна была серьёзно поколебать их мнение. Агенты так не подставляются, нет. Говоря такие вещи, нужно верить в то, что говоришь.

Вот он, третий уровень. Комбинация отсутствия ума и хитрости с непрошибаемой самоуверенностью — в жанре фэнтези из таких выходят идеальные паладины.

В наших условиях вышел идеальный таран.

Дурак третьего уровня — не игрок и даже не частично самостоятельный персонаж. Его сложно контролировать по той простой причине, что он и сам себя не очень. Это граната. Выдернул чеку и бросил — дальше она всё сделает сама в силу хранящегося в ней потенциала. Надежду и её семью вовремя взяли в оборот нужные люди. Дали импульс, установки, направили. Дальше — сама, всё сама. Благо, потенциала внутри хоть отбавляй.

Самое страшное не то, что мы дошли до третьего уровня. И даже не то, что наш закон не позволяет лишать депутатов мандата за демонстративный идиотизм, будь то ксенофобские высказывания, размахивание карабином или демонстрация голой жопы. Самое страшное то, что есть избиратели, которые это одобрят и вновь за это проголосуют.

А, значит, возможен и дальнейший рост по уровням.

Юрий Терещенко