Нет причин упрощать сложные вещи

Я примерно представляю, чтó более всего привлекает народ в русском, игильском и прочих неофеодальных мирах: простота и ясность.

Вот, возьмите, к примеру, ИГИЛ.

Чтó, вы думаете, позволило нескольким не особо хорошо вооруженным полевым командирам захватить огромные территории и провозгласить там свое, довольно обширное, (средневековое) государство?

Поддержка населения. Едва ли не стопроцентная поддержка населения. Именно она.

Не стоит демонизировать это жуткое население: это обыкновенные люди (может быть, не слишком образованные). И ИГИЛ предлагает им простые и ясные истины:

— все равны;
— добро выше зла;
— извращенцы, воры и враги должны быть уничтожены.

Звучит прекрасно (сами припомните наши аналоги).

Старики — мудры, женщины — верны, матери — святы, мужчины — отважны, а всех остальных нужно попросту убрать из картины жизни: по средам отрубаем головы геям, по пятницам — руки ворам, в перерывах забиваем камнями неверных жен. Население горячо одобряет.

Потому что всё это — во имя добра и процветания. Это универсальная — простая и ясная — цель, она не меняется тысячи лет.

То же в Мордоре — наши цели ясны, задачи определены: миру мир, молодым везде у нас дорога, старикам везде у нас почет, гимн в до-мажоре, единение нации и радостные слезы крымчан: теперь наконец все ясно и просто.

Можете злиться, но у нас этой простоты тоже хватает, она везде: универсальна, это простые идеалы фольклорного гуманизма.

Зато, современный мир ПРОСТОТУ отрицает: он принципиально сложен.

Толерантность и полеты в космос, эра небензиновых машин и однополых браков, вавилонообразная толпа на улицах и конференциях, трампы в президентах и дамы в министрах обороны, стартапы, покемоны, бородатые женщины и довольно крепкое недоверие к религии.

Простота отрицается в принципе: все сложно и будет еще сложнее.

Скажите, положа руку на сердце, чтó вам милее? Вы готовы мчаться, уворачиваясь от парадоксов и неожиданностей, когда каждое следующее мгновение может быть еще более непредсказуемым и странным, чем предыдущее?

Не зря есть устойчивое выражение — «старые добрые времена». Старые времена — всегда добрые, даже если в эти времена была, допустим, война, а туалетной бумаги и унитазов, наоборот, не было. Почему?

По причине простоты.

Прошлое — всегда проще будущего: оно уже состоялось и не несет в себе угроз.

Будущее — всегда принципиально СЛОЖНО: нет гарантий, что вас не ждет болезнь, война, нищета или личный крах. Будущего принято (и стоит) остерегаться.

Именно поэтому большинство простого и доброго народа выбирает прошлое: простоту и ясность. Страны и общества (Россия, Иран, территории ИГИЛ и пр.), да и просто отдельные личности (часто — в силу возраста), избравшие идеалом не неясное будущее, а ясное прошлое, всегда ПРОСТЫ в своей идеологии: добро — прекрасно, зло — ужасно, все, что посредине, — убрать нафиг: тогда наступит рай на земле.

Очень жаль, но так не бывает. Жизнь прошлым, жить просто и ясно — значит обречь себя на преждевременную смерть: мир устроен СЛОЖНО.

Вот, что трудно принять.
И почти невозможно полюбить.

André Alexin

Добавить комментарий