Коридор на Крым

Украина и Европа должны надеяться, что Путин сможет достроить Керченский мост. А то ведь если нет — он попрёт пробивать сухопутный коридор через Мариуполь, попутно подорвав курс гривни, наполнив Европу беженцами и зацепив парочку украинских АЭС. Пожелаем же Путину удачи.

Нет, это не я что-то не то съел. Это профессор Киево-Могилянской академии, старший научный сотрудник киевского Института евроатлантического сотрудничества Андреас Умланд написал небольшую колонку в Kyiv Post (перевод можно прочесть на Обозревателе). Автор этих строк перечитал её три раза, а когда убедился, что всё правильно понял, пошёл писать этот текст.

Сразу оговорюсь: немного зная профессора Умланда, я уверен, что он верит в то, о чем пишет, и искренне видит ситуацию вот таким вот образом. Это-то и расстраивает.

Полезет?

Давайте оценим вероятность сценария.

  1. Вероятна ли неудача при возведении моста?

Да. И вовсе не только потому, что российские строители отличаются синусоидальной формой конечностей, а российские проектные менеджеры — недержанием обогащения. Есть и объективные причины, как то 73-75 метров ила на дне. Автор этих строк опрашивал украинских мостостроителей ещё в 2010 году, когда Кремль, Янукович и Джарты рассказывали о планах строительства этого перехода к олимпиаде в Сочи. Даже по телефону было слышно, как поскрипывает палец у виска. Выводы следующие: достроить-то, скорее всего, достроят, но высока вероятность того, что он в итоге очень быстро повторит судьбу предшественника, построенного в 1945 году теплым советско-немецким сотрудничеством. В смысле, по весне уплывёт на льдине в тёплые края.

Вопрос в другом: а в Кремле не в курсе, какое там дно? Строительство моста поручили Ротенбергу, что уже свидетельствует: не так важен результат, как процесс. В связи с этим возникает вопрос: а тому же Путину нужно, чтобы мост работал, или чтобы его замечательный друг заработал ещё чуть больше при возведении следующего? Хорошая же корова, зачем резать.

Читать дальше


Проблемы французской республики: справится ли Макрон?

Почему Ле Пен получила так много голосов? Трактически треть? Французы стали более про-фашистскими?

Нет, французы не стали про-фашистскими.
Французы стали более активными в протесте.

1. Уже было такое – 15 лет назад, в 2002-м, к ужасу всего мира, Папаша Ле Пен вышел в финальный тур президентских выборов. Тогда все демократы объединились и он получил даже меньше голосов, чем в первом туре – порядка 18%. Его же Дочь получила вчера почти 34%!

Не стоит драматизировать оба эти события: оба Ле Пен вышли во второй тур просто потому, что во Франции – множество и примерно равных политических сил, и когда все разбиты на группы в 15-20% голосов, то становится вполне возможным, что даже аутсайдеры, причем с преимуществом (как и в этом году) всего в 1-2 %, как бы «побеждают», выходя в следующий тур Президентских выборов.

2. Политическая система нынешней Франции была организована под «республиканского Монарха» — Президента. Президентом Де Голлем. С тех пор прошли десятилетия и эта система показала свою нежизнеспособность. Это главная причина победы Макрона. Нежизнеспособной оказалась и де-факто (в силу мажоритарного принципа подсчета итогов выборов) «двух-партийная» система правления. Дело в том, что современное общество требует бОльшего количества актеров в правительстве: в Голландии их -4-5 партий, в ФРГ – 2-3 партии, в Швейцарии – вообще – ВСЕ партии (там нет оппозиции, и действует принцип консенсуса). Макрон всего за один год из небытия разгромил потому обе этаблированные партии: и социалистов и голлистов! Надо сказать, они ему активно «помогли» изнутри: и мелкими (для совков, но не для граждан) скандальцами и типичной французской внутрипартийной грызней.

Читать дальше