Два пророчества

Есть два государства, которые веками бродят по заколдованным кругам. Проблема в том, что одно из этих государств — наше, и наш круг пересекается с соседним и его полностью и наглухо исключает.

Есть такой психологический феномен, который называется эффект Розенталя, или, в более красивом варианте, «самоисполняющееся пророчество». Если формулировать его максимально примитивно, то если вы воспринимаете ложную ситуацию как истинную, то это приводит к тому, что ложная ситуация становится истинной на самом деле. Например, если вам перед встречей с незнакомым человеком скажут, что он считает вас надменным ублюдком, то вы с огромной долей вероятности будете общаться так, что человек, на самом деле не думавший о вас плохо, и вправду выйдет со встречи с ощущением, что вы — самый что ни на есть надменный ублюдок. Ложная ситуация стала истинной. Ой!

Другой пример, более близкий для нас. Россия столетиями прокачивала своих граждан имперскими тезисами. Ну, вы в курсе: «кругом враги», «Украина — это Малороссия», «у России только два союзника — армия и флот» и так далее, и тому подобное. По факту это привело к тому, что большинство россиян, с детства изучающих историю именно в этом, имперском ключе, перестают воспринимать проект «Россия», поданный в любом формате, кроме имперского. Иначе говоря, для большинства населения России эта самая Россия не может существовать в любом виде, кроме как империей; руководство России, понимая эти настроения граждан, ведёт себя соответственно (Приднестровье, Грузия, Крым, Донбасс), что приводит — бинго! — к тому, что лозунги про «врагов кругом» становятся из лжи настоящим фактом.

В 1990-х годах ни Америка, ни Европа не были России врагами. Наоборот, России помогали изо всех сил, вливали деньги в экономику, кормили голодавших (без шуток, голодавших) россиян «ножками Буша», помогали писать планы перехода экономики от плановой к рыночной… Со стороны это выглядело как помощь старому наркоману, попытавшемуся слезть с имперской иглы. Россия, казалось, действительно сможет бросить дурную привычку лезть в дела соседей по карте. И иногда казалось, что у неё получится, что имперский наркотик останется в прошлом, а самая большая страна в мире сможет стать нормальным демократическим государством, достойным членом мирового сообщества, понятным жильцом в многоквартирном доме, с которым и поздороваться в подъезде не зазорно, и поболтать под сигаретку и пиво приятно, да и денег иногда можно занять. Если вы ещё помните сотрудничество России с НАТО, публичное обсуждение возможного членства РФ в Евросоюзе, активную работу иностранных фондов — это всё вот тот период надежд. Даже явное вмешательство России в политику соседних государств (Приднестровье, Абхазия, Осетия) трактовалось оптимистично настроенными европейцами и американцами благожелательно: «Ну, разок укололся — ну бывает. Это же ужасно сложно — вот так сразу взять и бросить. Надо по чуть-чуть. Но всё получится, мы верим. Один раз — не импераст». Ага, как же!

Читать дальше


Тру стори

Сейчас довольно таки модно говорить, что на самом деле товарищ сталин был настолько хорош и добр, что лучше и добрее его вообще никогда никого нет и не было на этом свете. А вот эти все репрессии, гулаги и прочую несусветную гадость выдумали злокачественные, полоумные либералы, писателишки среднего пошиба да прочая нечисть, ведомая чёрными помыслами опорочить и охаять светлое и столь нежно любимое миллионами простых людей имя.

И вы знаете, я вполне так согласен с данным трендом. Мой дед, который, судя по его рассказам, вернувшись летом сорок пятого с войны, а осенью всё того же сорок пятого поехавший на семь лет в лагеря — определённо врал мне. Самозабвенно и взахлёб. Ну какие лагеря? Ну кто туда пошлёт ветерана?! Наверняка старый хрыч укатил куда-нибудь в Ташкент и припеваючи жил там, работая заведующим чайханой. Отожрал себе на тамошних лепёшках да на шурпе морду здоровенную, а от безделья и врождённого хулиганства понаделал повсеместно на себе кривых сизых наколок, которые потом и выдавал за лагерные.

А второй мой дед, который в колхозе работал за какие-то там трудодни, не имея денег и возможности покидать данный колхоз, не имея даже документов — тоже наверняка привирал мне. Зачем ему был этот паспорт? Вот у меня есть паспорт, и что в нём толку? Ну бумажка и бумажка. А там трудодни давали! Каждый день — подвиг! Весёлые колхозники, белозубо улыбаясь, добродушно поют под гармонь про отважных партизан красивые песни и солнышко садится в бескрайнюю рожь. Погулял по ночным улочкам с кареглазой дояркой, напились парного молока, а утром — в поле! Бодрый, молодой, на новом тракторе! Прекрасно же!

Читать дальше