Що ж тобі, сонечко, про нас сказати?

Расскажу вам, как я заменяю в Париже наше Министерство пропаганды.

Вот прихожу я, скажем, со своими парижанами в парфюмерную лавку или ещё куда, где продавщицей работает какая-нибудь, как их называют — petite souris de Paris — парижская мышка: это значит, худенькая такая, бледная, без этих наших бровей с декольте.

И вот я, допустим, расплачиваюсь, и видно, что у меня иностранная карточка, или я прошу мне пробников отсыпать побольше, чтобы друзьям дома раздать, а мышка, конечно, спрашивает:

— Вы, месье, из какой страны, пардон?

А я так вызывающе:

— Киев, Украина.

А она глаза распахивает:

— А можете сказать что-нибудь на вашем языке? А то я вот греческий могу узнать, даже шведский немножко, а украинского языка я никогда не слыхала.

А я не знаю:

— Что же мне сказать, мадемуазель? Чтобы со смыслом, не просто так.

А она тогда:

— А вы расскажите в двух словах о своей стране. Тогда это будет правильно и понятно.

Тогда я так вздыхаю, делаю влажные украинские глаза, напускаю в голос этого нашего карего бархату и говорю:

— Що ж тобі, сонечко, про нас сказати? Сказати тобі, як ми скучили? Скільки століть нас ганяло по Азіях, скільки мільйонів діток ненароджених — через сусідів, мокшан з поросячими очима? Якби ж ти знала, рибонько, як тепер тяжко вертатися сюди, до людей! Ми ж були з вами колись одна Європа — а тепер ми вам якісь дикуни, а ви нам — точнісінько ельфи…

А она всплескивает руками:

— Боже, как красиво! Вы же не говорите, вы же поёте!

И только за два квартала оттуда мои французы решаются заговорить:

— А что ты ей читал? О чем? Какой текст?

И я важно говорю:

— Олег Жадан. Поэма «Издрык».

И они так тооооонко повторяют, аккуратно так, как будто на цыпочках:

— Точнисинько. Точниииисинько.

André Alexin

One thought on “Що ж тобі, сонечко, про нас сказати?

  1. Культурная дипломатия в действии.

Comments are closed.