Экономическая парадигма

Прошу прощения у профессиональных экономистов и историков за некоторую вольность в обращении с их терминологией. Задача этой статьи — простым языком объяснить сложные вещи широкой публике, так что извините за некоторые неточности и упрощения.

Когда-то я с удивлением узнал, что первые паровые машины (в виде игрушек) и аналоговые вычислительные машины существовали ещё во времена античности. Воздушный шар вполне можно было изготовить ещё во времена фараонов, а ракеты и планеры — в древнем Китае. Но эти потрясающие открытия тогда так и не стали чем-то, что изменило мир, а остались по большей части игрушками. Тогда я задумался, почему так.

Начнём с горсточки новых смыслов. Как известно, экономика как наука занимается решением вопроса, как наилучшим образом использовать существующие ограниченные ресурсы, чтобы оптимально удовлетворить неограниченные потребности. То есть, с одной стороны, она — наука точная, с математикой и формулами (ведь ресурсы материальны, исчерпаемы и исчислимы), а с другой стороны — гуманитарная, поскольку потребности — понятие довольно-таки субъективное, и они сильно зависят от того, что находится в черепушке у тех, кто у нас в экономике живёт.

Собственно, эта самая экономическая парадигма в широком понятии — всего лишь набор представлений о том, что нужно делать, что добыть, чем обладать, чтобы а) выжить, б) процветать.

По мере развития человечества можно выделить несколько основных парадигм. Да, важное замечание: парадигма может быть присуща как отдельному организму, так и обществу. И более того, переход одного человека или общества к новой парадигме не означает автоматического перехода к ней же всех остальных. Даже сейчас на Земле можно найти носителей всех возможных парадигм.

1. Физиологическая. Ключевой ресурс — жратва. Чтобы выжить, нужна жратва; чтобы процветать, нужно много жратвы — просто и понятно. Завалил мамонта — молодец, много жратвы. Сожрал врага — опять молодец, чего там мясу пропадать? Это классический первобытнообщинный строй, в котором наши предки пребывали десятки тысяч лет.

2. Земельная. Основная ценность — земля как, собственно, территория, на которой появляется жратва. Контролируя территорию, на которой жратва произростает/водится, ты контролируешь жратву. Вот эта нехитрая идея произвела настоящую революцию и привела к возникновению государства как такового. При этом важный момент: носители двух разных парадигм друг друга не понимают — разный набор ценностей приводит к тому, что в головах кардинально разные структуры и разные представления о том, что такое хорошо и что такое плохо. Вообразим себе на секундочку, что представитель первой парадигмы пообщался с представителем второй и рассказывает об этом соплеменникам.
Это будет звучать примерно так:

«Ну тупые эти земледельцы, ну тууупыыыее! Он мне: земля то, земля сё. А я ему: ну что земля — ты её что, есть будешь? Есть фрукты на дереве — сожрал и дальше пошёл. Чего весь год под деревом сидеть, если фрукты на нём только пару месяцев в году? Он что-то про скот начал рассказывать, а я ему: ну подохнет скот, заболеет и разбежится, и что тогда? Землю есть будешь? Я ж и говорю — ну тупые они там, эти пиндосы земледельцы, ну тупые».

В принципе, на этом этапе развития чем больше у тебя земли, тем лучше: у тебя больше рекрутов в армии и больше жратвы, чтобы её содержать. Но если бы всё было так просто, человечество ещё тогда объединилось бы в одну глобальную империю. Внезапно обнаружилось, что стоимость на администрирование и управление растёт экспоненциально, в то время как доход — только линейно, что неминуемо приводит к тому, что в какой-то момент расходы на охрану территорий и администрирование при добавлении новых провинций становятся выше доходов от них. Кроме того, чем больше империя, тем длиннее её границы и тем больше желающих отщипнуть от неё кусочек, да побольше.

Так, в итоге, человечество пришло к следующей мысли: не все земли одинаково полезны. И так родилась новая парадигма — парадигма уникальных ресурсов.

3. Парадигма уникальных ресурсов. Удерживая и торгуя уникальным ресурсом (будь то пряность, шёлк, сахар, чай или слоновая кость), можно зарабатывать на этом куда больше, чем с просто территории. Начала бурно расцветать торговля, сухопутная и морская, в итоге порты и доступы к торговым путям сами по себе стали уникальными ресурсами. То есть петровские войны за выходы к морям — это были войны уже этой эпохи. Началась гонка за колонии, расцвет пиратства, колониальные войны и т.д. Торговцы и негоцианты, судовладельцы и банкиры потихоньку подвинули дворянство — землевладельцев. Собственно, процесс этот был не быстрый и окончательно завершился аккурат к наполеоновским войнам, когда цвет европейского дворянства пал на поле брани.

Но к этому моменту Джеймс Ватт уже изобрёл паровую машину, и это становится толчком для новой парадигмы — индустриальной.

4. Индустриальная парадигма породила новые ключевые товары: железо и уголь. Уголь сгорал во всех топках пароходов и паровозов, в топках котельных, поддерживавших работу паровых машин, от которых крутились станки на заводах и фабриках. Миф о жизненной необходимости Донбасса — он как раз оттуда, из той эпохи, когда вся экономика выезжала на угле. И лондонский смог, многократно описанный английскими авторами XIX века, он тоже оттуда. Потому что на многочисленных лондонских фабриках постоянно жгли уголь для того, чтобы паровые машины могли крутить станки. Фабрика становится ключевым элементом инфраструктуры, признаком мощи государства. До сих пор мне периодически попадаются люди, вопрошающие, почему Украина не выкупает закрытые предприятия и не запускает их обратно. Этот вопрос имеет смысл только в рамках индустриальной парадигмы, когда фабрика — это ценность сама по себе. Это рабочие места, инфраструктура, социалка, которую она на себе тянет. В современном постидустриальном мире завод ценностью сам по себе не является, это всего лишь способ решения какой-то проблемы. Нет проблемы — значит, и фабрика не нужна.

Тут стоит заметить, что в рамках этой же парадигмы к середине ХХ века произошло ещё одно событие — смена ключевых ценностей: уголь сменили нефть и газ, а сталь отчасти потеснили пластмассы (то есть те же нефть и газ в виде продуктов переработки).

Да, ещё одна ремарка: в рамках одной парадигмы почти всегда присутствовали две основные стратегии — стратегия выживания и стратегия процветания, где в первом случае стремятся не проиграть, а во втором — выиграть. И если в первобытном обществе разница была не столь велика и сводилась к вопросу «пойдём бить мамонта, рискуя потерять половину племени, или ягодками с корешками сегодня перебьёмся?», то в индустриальную эпоху разница была уже довольно существенной и приводила к кардинальным отличиям. Так, американская фабрика была оптимизирована под максимально эффективное производство товара, а советская — в первую очередь под обеспечение жизнедеятельности общины (о чём можно прочитать в недавнем материале Швеца), что и приводило к колоссальной разнице в качестве выпускаемой продукции.

5. Постиндустриальная экономика. Это самая сложная парадигма, поскольку, в отличие от предыдущих, где ценности наглядны и понятны, здесь ключевым ресурсом и двигателем экономика становится способность человека изменять мир. Гонку выигрывает не тот, у кого больше нефти, угля, гелия-3 и фабрик или колоний с пряностями и золотом, а тот, кто сумеет построить такое государство, в котором будет проще всего реализовывать свои идеи. В которых путь от идеи до конечного продукта/сервиса или услуги будет самым простым и коротким. В современном мире разбомблённая Япония, без залежей нефти и других значительных запасов природных ресурсов, которые было бы легко экспортировать, за 30 лет не только восстановилась, но и пробилась в мировые лидеры в ряде отраслей, а через 50 лет стала третьей экономикой мира. Восьмимиллионный Израиль, который как говорят в старом анекдоте, расположился в единственном месте той пустыни, где нет нефти, экспортирует сельхозпродукцию, медуслуги, хай-тек и ювелирку. США, хотя долгие годы импортировали ключевые ресурсы: и нефть, и газ, и сталь, — всё равно оставались крупнейшим рынком планеты и лидером мировой экономики.

Андрей Авраменко

Добавить комментарий