Проукраинские крымчане: культурный код


Митинг проукраинских крымчан у памятника Тарасу Шевченко. Симферополь, 9 марта 2015 года

Как живут на аннексированной территории проукраинские крымчане, по каким признакам определяют единомышленников, как и о чём разговаривают?

Поднятая мною тема непроста. Обобщений в ней не сделаешь, опираться можно лишь на собственный опыт и наблюдения. За три с лишним года их накопилось достаточно.

Сколько в сегодняшнем Крыму проукраински настроенных граждан — не знает никто. Впрочем, ФСБ такие данные обязательно имеет, но озвучивать их уж точно не будет — цифры могут не понравиться московскому руководству. Российская пропаганда утверждает, что на полуострове тишь да благодать и народное ликование, а если кому что не нравится, то это немногочисленные экстремисты. Или террористы. Нормальным людям, по версии киселёвых-соловьёвых, не может ведь не нравится российская действительность.

Между тем, на «референдум» даже в весьма пророссийском Севастополе ходило всего около половины избирателей. А в Крыму, по данным Мустафы Джемилева, — не более 30-35 процентов. Остальные необязательно всей душой были за Украину, но и в Россию не очень-то верили. Сейчас картина немного другая: одни всё также «всей душой», другие не прочь, чтобы Украина вернулась. И многие из этих людей пытаются по каким-то признакам определить единомышленников.

Культурный код

Это опасно – в открытую быть в Крыму украинцем. Суд уже вынес приговор фермеру Владимиру Балуху. Не за украинский флаг над домом и не за табличку «улица Героев Небесной Сотни». На чердаке откуда-то взялись патроны и динамит. Патроны по учёту числились в дальней российской глубинке, обыск производился с многочисленными нарушениями, но всё это не смутило «правосудие», вынесшее наказание — срок и штраф. За убеждения и взгляды.

Вынуждена была уехать из Крыма открыто высказывавшая свою проукраинскую позицию блогер Лиза Богуцкая, покинули полуостров сотни других активистов, журналистов, опасавшихся за свою жизнь и здоровье. Система российского тоталитарного государства работает жёстко, любое инакомыслие подавляется и карается. Поэтому сейчас на аннексированной территории редко увидишь украинский флажок в автомобиле или жёлто-синюю ленточку.

Но человек — существо общественное. И стремится к общению с себе подобными. При этом общаться хочет не со всеми подряд, а с теми, с кем совпадают взгляды и устремления.

Так как же проукраинские граждане находят друг друга? Таких признаков достаточно много.

Невзначай сказанное украинское слово в компании, в торговом заведении и т.п. Или похвалит кто-то что-нибудь украинское: порядки, культуру, товары, продукты.

Проукраинский крымчанин с болью отзывается о Донбассе, но при этом не ругает «хунту» и «американскую закулису».

В его автомобиле или телефоне звучит украинская или крымскотатарская музыка, а в спутниковом телевидении обязательно есть украинские каналы.

Он не хвалит политику Путина и не считает Меджлис крымскотатарского народа экстремистской организацией.

От него никогда не услышишь «крымнаш», «присоединение Крыма к России» и что референдум был законным. Обычно он скажет «до марта 2014 года» или «после марта 2014-го».

Проукраинский крымчанин не обращает внимания на национальность — только на взгляды. Он русский или украинец, крымский татарин или еврей, молдаванин или немец, поляк или грузин. Да кто угодно, главное — мировоззрение. Именно оно объединяет сейчас тех, кто, оставшись в Крыму, не признает аннексию.

Разведчики и дипломаты поневоле

Те, кто давно знают друг друга, общаются свободно на любые темы. Лишь бы не было лишних ушей и записывающих устройств. С малознакомыми людьми в Крыму не откровенничают — полуостров наводнён российскими сексотами, а любой «патриот крымнаша» просто мечтает разоблачить «бендеровца». Зато язык Эзопа снова в моде, как и во времена СССР. Проукраинские крымчане вынуждены быть «разведчиками» и «дипломатами» поневоле.

Кому-то на материке такие меры предосторожности могут показаться лишними или даже смешными — в вольной и независимой Украине об этом уже 26 лет никто не задумывается. Российская же репрессивная машина вынуждает граждан искать определённые способы защиты.

Вот так и живём, с холодным умом и с верой в Украину в сердце.

Геннадий Кравченко

One thought on “Проукраинские крымчане: культурный код

Добавить комментарий