Помните, ничего не закончилось.

29 августа 2014 года мне позвонила мерзкая тварь по фамилии Дзыгавбродский. Он буквально захлебывался от восторга, бился, как эксгибиционист в оргазме: ваши там дохнут!

Он звонил мне по домашнему телефону. Все мои данные, бывшие в налоговой и милиции на тот момент, были выложены в Сеть, так как базы оказались в руках сепаров, и он не удержался.

Я, прямо, представил себе, как он теребит себя за кончик, и слюна свисает липкой нитью с нижней губы, а на раскрасневшихся щеках алеют россыпи прыщей.

— Там ваши дохнут, — кричал он, повизгивая. — Слышишь? Все! Конец! Мы скоро будем в Днепре!

Рядом со мной были жена и дочь. Я, видать, сильно поменялся в лице от ненависти, потому что супруга шагнула ко мне, присматриваясь, от чего меня так перекорежило.

— Хер тебе! — плюнул я в трубку, и дал отбой.

Я еще не знал тогда, что российские войска вступили в бой на стороне сепаратистов, и что вместо подавления локального мятежа, организованного российскими диверсантами при поддержке местных коллаборантов, мы имеем дело с интервенцией и широкомасштабным вторжением войск РФ. После оккупации и аннексии Крыма, Стрелковского рейда и захвата Донецка, это было 3 открытым враждебным актом по отношению к Украине.

На тот момент пророссийские силы были близки к полному поражению, буквально пара недель отделяла их от зачистки. И Россия ударила не скрываясь. В принципе, ее опосредованное участие в мятеже ни у кого не вызывало сомнений, уже был сбит малазийский Боинг, потоком шли добровольцы, оружие, пышным цветом цвета информационная война.

Но Иловайск…

Это отдельная история.

Читать дальше