Российская пропаганда..

..это культ карго-культа (из настоящих самолетов и тушенки изготовляется ритуальная утварь для поклонения, чтобы верховный бандит доверил ключи от склада с запчастями и сухпайком). Безнадежная битва за урожай на евразийской равнине — пока передовики производства берут на себя повышенные обязательства по надоям с гектара, неподготовленные к ужасам колхозного быта инженеры перебирают гнилую картошку мира идей.

Причем и россияне, и многие их противники свято верят в то, что эта шагающая в никуда машина «империи зла» из говяжьих палок и стального говна обладает огромным влиянием. Вдохновляет, окрыляет и отправляет в вечно неравный бой с криптофашистскими темными силами, настолько подлыми, что тщательно скрывают свою инфернальную сущность. И вот! «Он хату покинул, пошел воевать, чтоб землю суннитов шиитам отдать». Работает же, нет? Нет.

Мне кажется, что этот эпилептический всплеск энтузиазма в равной степени охвативший, как бывших пролетариев, так и разливающихся соловьевым говнометариев, связан с тем, что в феодально-клановой России не осталось никаких возможностей для политики и бизнеса. Непризнанные «республики» или партизанские вылазки за гнильем на картофельные поля Европы и Америки являются для многонационального человека отдушиной, единственной возможностью хоть чем-то себя проявить или хотя бы заслужить одобрение смотрящего. Тут важно соблюдать умеренность, чтобы не уехать на социальном лифте вслед за некоторыми, не в меру борзыми, полевыми командирами.

Пропаганда эффективна? Тогда о чем она? Что предпочтительнее — монархия по образцу российской империи или советский союз послевоенного периода? Ненавистные [не хочу в бан] разъедутся верхом на безвизе или замерзнут от тарифного голода? Ротшильды или Рокфеллеры, в конце-то концов? Проклятые вопросы! Где же ты спасительный темник, извилистая, но непрерывная линия партии? Пропаганда, дай ответ! Не даёт ответа.

Зато любой россиянин и без телевизора отлично чувствует по тонким вибрациями пониже спины, что попытка организовать политическую партию, с какой-никакой (хоть бы и самой захудалой) линией приведет к близкому знакомству с центром «Э». О последствиях же э-э, экономической самодеятельности думать настолько страшно, что об этом предпочитают не говорить вслух, объясняя всё заговором [не хочу в бан]-рептилоидов.

Феодализм, клиентелизм, архаизация, деинституционализация — это всё сложные способы сказать, что место россиянина — у параши, пока он не отрастит себе рога и копыта нужной длины. Взгляд чуть свысока на дощатую и дурнопахнущую бездну анальной оккупации мотивирует челядь развлекать и ублажать стаю стервозно-подозрительных стерхов, как можно качественнее. Неправильный выбор рогов и копыт приводит назад в стойло.

Идеологическую пустоту песен и плясок туземного ансамбля заполняют безрадостные просторы родины и сила ржавеющего, но еще исправного оружия. Ими разрешено гордиться потому, что оные как раз и гарантируют сохранение статус кво, и отдаляют стационарного российского бандита от встречи с более мобильными конкурентами. Всё остальное, включая телеканал «Звезда», который даже ватники брезгуют постить — лишь надстройка галлюциногенного бессознательного над базисом унизительных общественных отношений.

Новизна российского «информационного оружия» заключается в том, что очень трудно поверить в то, что рядом с тобой проживают дегенераты, мечтающие опроститься до такой степени первобытной невменяемости, что теряют договороспособность. Или в то, что кто-то вкладывает миллиарды долларов, чтобы выпустить в эфир телепересрачи со стаей визжащих обезьян, получающих по итогам полпроцента аудитории. Увы, цивилизация только тонкая корочка на сладком хлебе. Это, как советует старый анекдот, нельзя понять, а можно только запомнить.

Sean Brian Townsend