Прозрение: История расставания с Россией

Некоторое время тому назад я предложил читателям своего Facebook поиграть в игру — написать, когда и как они поняли, что Россия — это что-то чуждое. Не обязательно даже враждебное, а просто чужое. Когда в первый раз гармонь, берёзки и фильм «Особенности национальной охоты» вызвали устойчивый рвотный рефлекс?

Почему это было мне интересно? Потому что очевидно: игра ещё не закончилась. Нам ещё объяснять это тысячам сограждан в рамках расколдовывания украинской земли, избавления её от советских мифологем, избыточных сантиментов и убеждения, что «ВКонтакте» — именно тот ресурс, на котором клёво смотреть видосики, а Москва — именно тот город, в который клёво ездить на заработки. А чтобы делать это хорошо, нужно понимать, как оно работало в нашем случае.

Читать дальше


Коротко

Человек — хозяин своей судьбы, пока не встретит хозяйку.

***
Помните гимн СССР?
Союз «нерушимый»
Республик «свободных»
Сплотила «навеки»
«Великая» Русь…

8 слов — 4 фейка!

***
Сжатая до квантов суть идеи евробляхерства: «паркуюсь на переходе и включаю аварийку».

***
Грабитель в магазине:
— Клади деньги в пакет.
Кассир:
— Ладно, но пакет стоит 5 рублей.
Грабитель:
— Сука! (достаёт свой пакет)

***
Предсказывать погоду синоптикам сильно помогает слово «местами».

***
от маши что-то отвалилось
сначало долго ело грудь
за ручку походило в школу
потом женилось и ушло

***
Когда маркетолог попадает в ад, черти сажают его на кол длиной «всего 99,99 см».

***
Мы не столько нуждаемся в помощи друзей, сколько в уверенности, что мы её получим.


ИГРА ПИРИСТОЛОВ

Общественно-политическое фентези про реформы и методы их достижения, которые хочет народ. Действие сказки происходит в параллельном мире, не имеющем ничего общего с реальностью, совпадение имен персонажей с именами действующих политиков является случайным, все события, описанные ниже, — циничная брехня.

Великий Дом Гадюк 

Выдающийся реформатор Михо Саахашвили склонился над картой Украины в нумерах львовского отеля «Леополис» и, ткнув указательной чурчхелой куда-то в район Бердичева, азартно сказал:

— А вот здэсь я паустрою аутобан «Недрыгайловка — Вашингтон»! Этот бальшой рыформа пазволит нам разгрузыть баржу с арбуз и разрушит власть бариг здэсь, здэсь и здэсь. И здэсь. А здэсь я асушу каррупционное болото бариг и паустрою ныбаскроб, элэктрический касмадром на ваздушной падушке, а потом атберу дэнги у бариг и атдам их…

— Мне, — радостно сказал популярный политик Валентин Подлипайченко, — мне, мне всегда хотелось участвовать в таких грандиозных реформах!

Саахашвили поднял на него тяжелый взгляд красных от бессонницы глаз, с кончика носа на карту упала крупица белой пудры.

— Ты кто такой и как ты сюда попал, барига? — подозрительно спросил он, хватая со стола статуэтку «Трамп и его лучший друг и наставник Саахашвили играют в гольф на лужайке перед Белым домом». — Ты циничный барига пришол бросить мэня в застэнки бариг?

— Нэт! — вскрикнул Подлипайченко, у которого от волнения внезапно прорезался реформаторский акцент. — Нэт-нэт!.. Но я думаю, ваше сиятельство, что Тымашенко не любит рыформы так сильно, как мы с вами. У этой женщины есть двойное дно.

— Ай, чыпуха, аткуда у нее дно, — отмахнулся великий реформатор, но Подлипайченко услышал в его голосе тень сомнения и незаметно улыбнулся коварной улыбкой.

Читать дальше