Прозрение: История расставания с Россией

Некоторое время тому назад я предложил читателям своего Facebook поиграть в игру — написать, когда и как они поняли, что Россия — это что-то чуждое. Не обязательно даже враждебное, а просто чужое. Когда в первый раз гармонь, берёзки и фильм «Особенности национальной охоты» вызвали устойчивый рвотный рефлекс?

Почему это было мне интересно? Потому что очевидно: игра ещё не закончилась. Нам ещё объяснять это тысячам сограждан в рамках расколдовывания украинской земли, избавления её от советских мифологем, избыточных сантиментов и убеждения, что «ВКонтакте» — именно тот ресурс, на котором клёво смотреть видосики, а Москва — именно тот город, в который клёво ездить на заработки. А чтобы делать это хорошо, нужно понимать, как оно работало в нашем случае.

Кажется, не все участники диалога были искренни. Некоторые били себя пяткой в грудь — мол, я детства, с младенчества знал всю агрессивную сущность соседушек! С младых лет, с маминого «Кобзаря»!

Ну кто я такой, чтобы отвечать человеку «не… ври»? А вдруг, и правда, с молоком матери всосал?

Но как-то не очень верилось. Прекрасно же помнил, что ещё в 1990-е годы наше общество в основном разделяло те же мифологемы, читало те же новости, так же переживало за сербов, обижаемых злобными американцами, активно втыкало в телевизор, по которому шёл КВН с Масляковым и «Поле чудес» с Якубовичем. Помните одесское «Джентльмен-шоу», где шутили про Жириновского, обливающего оппонентов водой из стакана, примерно до начала 2000-х?

Так что в очень раннее отторжение, озвученное людьми, не выросшими в схроне на склоне Карпат, как-то не верилось.

Намного больше верилось в позднее. Намного проще было поверить тем, кто, слегка потупившись, говорил: «Да кабы не Майдан и Крым, я бы до сих пор в это «братство» верил». Неоднократно слышал это во время службы от людей крымского происхождения. Некоторые из них поняли, что РФ — враг, лишь тогда, когда увидели направленные на себя дула автоматов. Зато их уж точно убедило раз и навсегда: те из них, кто приехали на материк, о том, насколько «заслуживают доверия» россияне, расскажут даже внукам.

Но ни первый, ни второй пример не репрезентативен. Тех, кто никогда не доверял РФ, не надо переубеждать. Пример тех, кого переубедили автоматы, для нас тоже особой пользы не несёт: целящийся в тебя враг переубедит даже самого тугого идеалиста. Только уже поздно будет.

Лишь когда увидел, что количество комментариев перевалило за тысячу, понял, что лучше было добавить хэштег #когда_Россия_стала_запоребриком. Поздно, уже не взлетело — крепок задним умом.

И вот относительно недавно ребята из SocioPats подарили визуализацию большинства ответов под этим постом. Выглядело это как-то так.

Поскольку было обработано более тысячи комментариев, у опроса даже есть определённая — хоть и не очень большая — степень репрезентативности.

Неожиданно большой рейтинг, как ни странно, оказался у вторжения в Грузию. Это был ключевой переломный момент, когда у народа открылись глаза. И это при том, что часть украинского политикума (привет, «Батькивщина» с ПР!) и часть украинских медиа (привет, «Интер»!) если не прямо «топила», то «подтапливала» за россиян. Всё равно. Шок от вторжения в страну, которую украинцы привыкли воспринимать дружественной, заставил переставить приоритеты и подпилил рамки восприятия. Жаль, что выводы не были сделаны.

Отдельно интересно то, что даже Первая чеченская (освещаемая в Украине, за редкими исключениями, через призму российских медиа) послужила фактором отторжения. Некоторые участники опроса отдельно упоминали любимый российской публикой и абсолютно чудовищный в своей отмороженности «Брат – 2», а заодно криминальную классику российского кинематографа — «Бумер» да «Бригаду».

Фактически в какой-то момент украинцев отвращало от россиян то, что россиянами, если что нравилось в себе, сразу эстетизировалось.

Опрос оказался небесполезен — можно сделать пару практических выводов.

  1. Единственное, что способно отвратить украинцев от России — действия самой РФ. Украинская власть, медиа и гражданское общество здесь могут лишь, как в керлинге, тереть лёд перед утюгом, помогая ему прилететь в нужное место.
  2. То, что украинские медиа уделяют часть внимания российской повестке, хоть и противно тем, кто уже расстался с Россией, но полезно для тех, кто — ещё нет. Больше шансов, что вторые присоединятся к первым.
  3. Чтобы разрушить привязку к мифологеме о «братских народах», нужно не только подробно рассказывать об агрессии России по отношению к другим государствам, но и подсвечивать в русском культурном мейнстриме те аспекты, которые любы самим россиянам, но глубоко омерзительны внешнему миру вообще и украинцам в частности. Проще говоря, нужно заставить людей помотать головой и вновь посмотреть на Багрова и Кузьмича, но уже несколько более критическим взглядом.

С этим, думаю, можно справиться.

Виктор Трегубов

Добавить комментарий