О резолюции ПАСЕ

Быть или не быть — вот в чём вопрос. Достойно ль смириться под ударами судьбы, иль надо оказать сопротивленье…)

В ПАСЕ только что проголосовали резолюцию (82 — за, 17 — против, 11 — воздержались), согласно которой украинским властям предлагается «пересмотреть вопрос об образовании на языке меньшинств» — в частности, рассмотреть модель двуязычного образования, где не менее 60% учебных программ будут на украинском языке и до 40% на языке меньшинства.
НО! В этой же резолюции говорится о том, что «Ассамблея осознает, что украинскоязычные меньшинства в соседних странах не имеют права на одноязычное образование на своём родном языке, поэтому рекомендует властям этих стран проявить готовность предложить украинским общинам, проживающим в их странах, аналогичные соглашения с теми, которые они представляют для своих собственных нацменьшинств.»

ВОТ! Исходя из вышеизложенного, позиция Киева должна быть предельно простой — как только в процессе двусторонних переговорах те же Румыния, Россия и Венгрия согласятся предоставить украинскому меньшинству право получать образование на своём родном языке за счёт государственных средств этих стран, Украина на паритетных условиях готова пересмотреть отдельные пункты закона «Об образовании». Но, никак не раньше.

И ещё. ПАСЕ — большая говорильня. Там насчитывается 636 парламентариев. В дискуссиях и голосовании за резолюцию приняло участие всего 110 — в основном представители заинтересованных стран и ультралевые. Остальным было откровенно пофиг на эту проблему. так что сто раз ещё надо подумать, стоит ли сдавать назад — борьба за за наше место под европейским солнцем только начинается.)

Helgi Sharp


Как антикоррупционеры с коррупцией боролись

Садитесь детки поудобнее, расскажу я вам сказочку как антикоррупционеры с коррупцией боролись.

Жило было в Украине одно министерство. Нет, не Министерство Обороны, с чего вы взяли? Просто министерство. И вот после Майдана туда зашли волонтеры различные и начали пытаться изменить там жизнь к лучшему.

И волонтеры что зашли разбились на два лагеря. Некоторые из них скурвились и их выперли. Некоторые ушли сами, надо работать, семью кормить, сами понимаете. Некоторые просто поругались и покинули министерство. Люди непростые, характеры сложные, бывает.

Некоторые волонтеры заняли направления качественного улучшения армии, строительства, формы, питания и прочего. А некоторые — присели на закупки министерства.

И руководил закупками один замминистра.

Но подмять под себя закупки не так просто. Закупки — это целая система в которой много участников. И чтоб это происходило так как ты хочешь — надо расставить ряд подчиненных ему людей на ключевые позиции.
Потому он сначала поставил своего человека в Комитет Конкурсных Торгов. Да, именно своего человека. Я когда то выкладывал аудиозапись где этот замминистра прямо сказал — «Он мой человек» Но Комитет Конкурсных Торгов — это орган который голосует коллективно за принятие того или другого решения. А значит там тоже должны быть свои люди чтоб в когда надо поднять руку. Так например попала в ККТ секретарь из типографии с бывшей работы того самого «своего человека». Норм рывок в карьере? Вчера рулила в типографии, сегодня распределяет миллиарды министерства. Были и другие интересные назначения.

Читать дальше