Нафига нам твой завод?

Сначала — две новости.
— На границе с Польшей местные жители перекрыли несколько пропускных пунктов, протестуя против изменений в Налоговый кодекс, затрудняющих контрабанду.
— В Немирове (Винницкой области) местные жители не хотят работать на японском заводе, чтобы не терять субсидии.

А теперь — воспарим в наши географическо-экономические эмпиреи.

Есть на свете такая страна — Афганистан. Помимо советского вторжения, талибов с Бен Ладеном и Мустафы нашего, который Найем, известна она, главным образом, тем, что на неё приходится до 85% мирового производства опиумного мака. Наркотики — главная статья экспорта. Опиум приносит 2/3 национального дохода страны. Короче, не национальная экономика, а международная гуманитарная катастрофа, как она есть. И никто, что характерно, ничего с этим поделать не может — если, конечно, не хочет массового голода, миллионов беженцев и тотальной партизанской войны.

Но предположим на минуту, что к власти в этой несчастной стране придёт однажды прогрессивный и мудрый лидер, решивший перевернуть, наконец, позорную страницу, похоронить прах, выветрить дух, и вообще. И, разумеется, он объявит войну наркотикам. Но поскольку не хочет в итоге, как Наджибулла, повиснуть на воротах — будет делать это медленно и постепенно. Сперва предложит крестьянам переключиться с опиумного мака на что-то более приличное, типа ячменя или абрикос. Затем привлечёт какие-то инвестиции (уж какие получится, с учётом общего упадка), откроет пару-тройку заводов, начнёт кое-как развивать промышленность. Короче, попытается создать некие условия для того, чтобы простые афганцы зарабатывали на хлеб с кумысом чем-то помимо наркотиков.

Ну а теперь представим себе, что ответят ему эти самые простые афганцы.
«А иди-ка ты, лидер-аст недобитый, на… Тора-Бора. Сколько мы заработаем на этом твоём ячмене? Нафига нам твой завод? Наши прадеды опий косили, деды косили, отцы косили, и мы будем. Потому, что это удобно и выгодно. А ты — козёл». Ну, или как-то так.

Потому, что кроме пряника нужен ещё и кнут. А какой может быть кнут, если армия и полиция состоит из сыновей и братьев тех же опиумных фермеров? А у самих фермеров ещё с позапрошлой войны «льюисы» в серозём зарыты?

Короче, посмотрит на этот бардак прогрессивный лидер — да и махнёт рукой. И тут же нарвётся на обвинения в… Правильно. В сотрудничестве с наркомафией. Ибо раз ты не борешься со злом — значит, ты по-любому в доле. И вообще, все на Пашчунстанскую площадь — свергать наркобарыгу и подрывателя вековых устоев. Заводы он тут строить собрался, вот гаад!

Я это всё к чему? Да так, ни к чему. У нас ведь каждая продавщица на Троещинском рынке знает, кто виноват, что начальник ЖЭКа на лапу берёт, и пенсии маленькие. И распоследний Жасминчик в курсе, что злочинная влада оставляет без куска хлеба несчастных контрабандистов, у которых это — единственная возможность прокормить семьи. А японский завод на Винничине даром не нужен, потому, что на нём зарплаты не такие, как в Японии, да ещё и работать заставляют. Да и зачем нам это занудство? Лучше поджечь магазин и перевернуть флаг — так и время скоротаем в ожидании триллиона.

Daniel Tchikin