Немного новостей

1. Порошенко и Данилюк прибыли в Давос.
NB. Мне посчастливилось один раз работать в Давосе, и главное впечатление, которое я оттуда вынес — это столица неформальных мировых договорённостей. По своей важности данная переговорная площадка превосходит даже саммиты G-7 и G-20 — она не ограничена строгим протоколом, предоставляет простор для манёвра в рамках личных знакомств и конфиденциального общения. Президент, в совершенстве владея английским и французским, чувствует себя там как рыба в воде, успевая провести десятки переговоров и заручиться поддержкой сильных мира сего.

В этом году Давос будет длиться с 23 по 26 января, на протяжении которых Порошенко проведет около 20 встреч, в том числе с Трампом, Легард и др. Также выступит с речью во время сессии «Центральная и Восточная Европа: новая повестка дня для континента», примет участие в заседании мировых экономических лидеров etc.

Путин? Не, о таком здесь не слышали.

2. ЕС не намерен приостанавливать безвизовый режим с Киевом.
NB. Я понимаю, в какой сейчас печали Лещенко энд компани, но дипломаты ЕС во время обсуждения механизма приостановления безвизовых режимов с третьими странами, выразили обеспокоенность только относительно Грузии и Албании — Украина в этом контексте даже не упоминалась. И вообще, я считаю подлым в своей нелюбви к власти на каждом шагу грозиться сделать заложниками тех украинцев, которые не имеют к политике ни малейшего отношения.

3. Волкер заявил, что после «хорошего разговора» с Порошенко встретится с Сурковым в Дубае.
NB. Таковы расклады, что этот американский функционер играет сейчас в процессе урегулирования на Донбассе роль, превосходящую по своей значимости роли глав всех европейских держав. Почему? Потому что инициатива всех санкций в отношении РФ идёт исключительно от США. Потому что большинство всех решений в Белом Доме принимается по результатам докладов Волкера. Потому что Вашингтону, в отличие от Европы, абсолютно пофиг бизнес с Москвой, а важны исключительно принципы и условия обладания ядерным оружием.

Скажу главное: до президентских «выборов» в Эрэфии никаких подвижек, кроме освобождения пленных, по Донбассу не будет. А вот по алгоритму действий в поствыборный период сейчас идёт жёсткий торг между Москвой и Вашингтоном. И позиция Вашингтона, благодаря Волкеру, на 90% совпадает с украинской.

4. Вице-спикер Госдумы РФ пожаловался на недостаток поддержки в ПАСЕ.
NB. Наша делегация в Ассамблее продолжает отчаянно сражаться против возвращения России за один стол с цивилизованным миром. И результаты обнадёживают. В частности, одна из украинских депутаток, Мария Ионова, стала свидетельницей телефонного разговора вице-спикера Госдумы РФ П.Толстого, в котором тот отчитывался об отсутствии успеха: «Невозможно быстро решить вопрос, сложилась неприятная ситуация. А он (кто-то из руководящих участников спецкомитета) не имеет права способствовать напрямую, поэтому вынужден был говорить общие слова. Мы сидели тихо на комитете, так как украинцы нас провоцировали, а мы не стали отвечать.»

Не стали, бл…, отвечать! А есть что?)

5. «Авиалинии Антонова», которые специализируются на перевозке тяжелых грузов нестандартных размеров, открыли представительство в американском Хьюстоне. Первым заказчиком стала космическая корпорация Orbital ATK: наш «Руслан» перевез произведенный компанией спутник Al Yah3. Радует, чёрт возьми, что где-то и украинское — Тhe best!)

6. И напоследок посткриптум к влащенко-портновщине.
Не верю я в начало реванша рыгов. Не верю, что сия гвардия вернётся к власти в нашей стране. На это есть много причин — и отсечение базового для них крымско-донбасского электората, и перекрытие их основных денежных потоков, и паталогическая трусливость этой братии, и то, что на них плюнула даже Москва. Например, я в этом контексте больше опасаюсь прихода к власти Тимошенко вкупе с крайне правыми, на которых сейчас делает ставку Кремль.

Впрочем, я о журналистике…

В конце прошлого века в штате Луизиана изнасиловали и убили корреспондентку местного кабельного телеканала. Убийцу задержали на следующий день, а через неделю корреспондент этого же канала взял у преступника интервью с вопросами типа: «Что вы чувствовали, когда…» Сюжет вышел на экраны — свобода слова, фули. В течение трёх дней от телеканала отписалось 90% подписчиков, и он просто приказал долго жить. Журналиста, бравшего интервью, выжили из города, и он сменил профессию.

К чему я… Свобода слова — не право писать слово «…уй» на здании министерства культуры, журналистское тщеславие — не право терять совесть по профессиональному признаку, погоня за рейтингами — не право заставлять окружающих жрать дерьмо, хотелки хозяев медиаресурсов — не право превращать вторую древнейшую профессию в первую. Кстати, представительницы первой зачастую выглядят честнее — они торгуют всего лишь телом.

Helgi Sharp