Праздник-перевёртыш

С праздником 8 марта приключилась такая смешная история, что он стал наоборот, будто праздник-перевертыш. Судите сами.

Когда его еще только начинали праздновать во всем мире, то он был праздником прогрессивным, днем защиты прав женщин, которые хотя еще робко, но уже повсеместно заявляли о новом статусе женщины в мире.

Они требовали вещей совершенно немыслимых: чтобы их перестали воспринимать самками, удовлетворяющих сексуальные прихоти мужчин и объектами для вынашивания плода. Они еще пока не говорили об одинаковой оплате труда, равном с мужчинами рабочем времени, и даже об общих избирательных правах, о праве выбирать и быть избранной. Нет, они еще пока только требовали права не отдавать себя замуж, как вещь.

Сами себя эти женщины называли суфражистками, а люди невежественные – проститутками, поскольку считали, то если отец не выдает дочь замуж за соседнего принца/мельника, то она непременно перебирается жить в город, поступает там на философский факультет университета, и автоматически становится проституткой.

Таким образом, праздновали этот праздник люди прогрессивные, а ретрограды и консерваторы, которые боялись изменений, не праздновали, а наоборот, проклинали. Они по-прежнему хотели, чтобы у женщин не было никаких прав, чтобы с ней можно было делать, все, что захочется, чтобы она всегда нуждалась и была зависима от мужчины. Очень удобно. Для мужчин.

Сейчас ситуация перевернулась с ног на голову. Ровно на 180 градусов.

Поскольку праздник 8 марта был советским праздником, то автоматически все, что «замазано» этим соседством, у людей прогрессивных и либеральных окрашено в траурный цвет, а потому праздник этот у них и не празднуется, а все кто его отмечают – совки и ретрограды.

И в самом деле, самые заядлые консерваторы и традиционалисты всех мастей празднуют 8 марта, как будто даже не столько защищая права женщин, сколько выпячивая в этом празднике гендерное неравенство, о чем поспешают говорить либералы. В умах последних все, что было позитивно ценным в этом празднике, нивелировалось советским прошлым. В умах первых все, что связано с СССР, стало позитивно ценным. Поэтому традиционалист, истово верующий, вплоть до стерлиговой юродивости, отрицающий право женщин на аборты, на развод, на реализацию своих политических прав, с воодушевлением будет праздновать эту дату. А прогрессивный либерал из вредности ее праздновать не будет, повторяя что-то про проституток, чтобы как-то объяснить консервативный крен в своих убеждениях.

Игорь Поночевный