Почему фиговая парламентско-президентская республика для нас лучший вариант

Даже если говорить в общем, то парламентская модель демократии с большим количеством партий – сама по себе довольно сложная штука, потому что хорошо работает при соблюдении баланса интересов парламентских партий и, соответственно, их избирателей. А баланс требует зрелости, без которой наше пламенное стремление нагнуть другого будет периодически [спойлер: часто] ломать договоренности и приводить к кризисам. И чем меньше зрелости – тем чаще кризисы.

Но это, если говорить в общем. В нашем случае главным является другое препятствие. Парламентская демократия невозможна без политических партий. Без политических партий будет что угодно – машина по распилу страны, колониальная администрация или ширма, прикрывающая диктатуру – что угодно, но не парламентская демократия.

Парламентская модель может нормально работать, если в стране уже есть сформировавшиеся политические партии, представляющие свои сегменты избирателей, вернее, их интересы. Это ключевой момент, потому что только в этом случае парламент будет являть собой экстракт интересов населения. Чем, собственно, и должен являться парламент – собранием представителей избирателей. Само слово “депутат” означает “отправленный представлять интересы”. Поэтому существования парламентской республики ключевое условие – существование политических партий.

Реальных политических партий, а не политпроектов, созданных партийным лидером под себя и для себя, и неподотчетных избирателям. Понятно, что современные западные партии когда-то тоже создавались как проекты “под себя”. Но со временем выжившие проекты стали политическими партиями, представляющими определенные категории избирателей, выбирающих исходя из своих интересов ту партию, чьи положения в наибольшей степени им подходят. Это хорошо видно. Например, с полгода назад ряд республиканцев отказался поддержать продавливаемую Трампом отмену Obamacare именно потому, что это не устраивало их избирателей.

Почему так много и долго воют избиратели Самопомощи, включая меня? Потому что Самопомощь была очень технично спроектирована, как партия европейская, реформаторская, демократичная, ориентированная на интересы среднего класса. И выглядело это очень достоверно. Многие купились. Что оказалось на практике? Диктатура, вышвыривающая из фракции всех, кто пытался отстоять декларируемые ценности; экстремизм; самодовольная глупость; чудовищная наглость, отвечающая «А ви до сповіді ходили?» на возмущенные вопросы.

Это один очень важный аспект, есть и второй, не менее важный.

Сейчас у нас президентская вертикаль де-факто – самый эффективный институт, вернее сказать, наименее неэффективный. У нас огромная проблема – слабость государства в силу слабости институтов. А теперь представьте, что президент и АП стали картонными. В армии реформы слабо идут? Представьте, что нет президента (есть декоративный). Что было бы с армией? Помните, Самопомощь закидывала, что армией должен управлять парламент? Вот представьте, где бы проходила линия разграничения между ВСУ и рашистско-оккупационными войсками, если бы армией управляла Рада. «Сироїд керує ВСУ з кресла вице-спікера» – вот это было бы реалиями нашей парламентской республики. Впрочем, это не было бы проблемой, потому что в этом случае линия разграничения проходила бы по Карпатам.

По Карпатам – если повезло бы! Потому что в первом и втором Минске Украину представлял бы картонный президент. Что бы он наподписывал, не имея возможности просто отвечать за свои слова?

Парламентская республика для страны, где нет никаких политических партий, кроме олигархических и около-олигархических проектов; где представительской демократии нет вообще, поскольку парламентские фракции не представляют интересы своих избирателей, – это самоубийство для страны. Это способ превратить страну в ЗАО “Украина” – в Закрытое акционерное общество. Где баланс интересов участников будет в виде «Я пилю энергетику, а ты – МВД». У нас ведь почти случился уже прецедент. Ширка-2009. Вот с тех времен картинка. «Распределение вкусных посад на основании поголовья населения». Вот оно, ЗАО “Украина”, как оно есть.

Целый пакет документов, оформляющих такое ЗАО, был слит через Лещенко. Почитайте.

Что же делать тогда, если нынешняя парламентско-президентская модель ущербна, а парламентская – убийственна? Вернуться к старой президенско-парламентской?

Увы, нет. Старая модель (Конституция 1996) была более сбалансированной, но она требовала ответственного голосования на выборах. Безответственное голосование в 2010, выведшее во второй тур двух российских ставленников и вернувшее старую модель, привело в конечном счете к войне. А, учитывая мировую тенденцию к голосованию за балаболов и клоунов, надеяться на ответственное голосование в обозримом будущем – необоснованный оптимизм.

Поэтому уродская гибридная модель – парламентско-президентская нынешняя наша республика – это наименьшее зло из возможных. Ведь президентская республика хороша, если президент Порошенко, которого очень удобно и безопасно ругать. Если президент Янукович – то его можно снести, это будет страшно и кроваво, но возможно. А если президент – Тимошенко, что делать и куда тикать?

Представьте, что выборы в 2010 выиграла бы Тимошенко. Ее газовый контракт точно так же разорил бы страну, как это было в реальности. Понадобились бы деньги, никто бы не давал, кроме Путина. А Путин дал бы:

— первый транш – отказ от евроинтеграции;
— второй транш – федерализация и русский язык;
— третий транш – вступление в Таможенный союз;
— четвертый транш – вступление в Союзное Государство России, Беларуси и Украины;
— пятый транш – присоединение к России в качестве Украинского Федерального округа с пожизненной наместницей Юлией Сияющей.

Сомневаетесь, что так было бы? Общество бы не приняло? Снесли бы протестами? А много протестов вы помните против подписания убийственного банкротящего Украину контракта? Засрали головы «найкращим у світі контрактом» – засрали бы и «найкращими у світі змінами до Конституції», «найкращим у світі об’єднанням братніх народів». Помните «Не просто соседство, а тесная дружба»? Оно.

Нынешний гибридный парламентско-президентский уродец – это меньшее зло. Потому что корень зла не в нем, а в нас – в наших незрелых элитах, в нашем незрелом обществе, в наших незрелых политических институтах, в нашем в отсутствии политических партий. А в переходном возрасте переходная модель пусть и не осчастливит, но зато и не убьет. Учитывая, что убивать свою независимость мы любим и умеем.

Светлана Самборска

Добавить комментарий