Виталий Бианки стайл

Когда у тебя на глазах совершается убийство, пусть даже по естественным причинам, это вновь напоминает, что суть всей природы — насилие.

Вчера на наших глазах ворона поймала стрижа, спикировала с ним на землю и несколькими ударами клюва убила его.
Конечно, мы с женой закричали, начали швырять в ворону камнями, а вечером разорили с десяток гнезд и передушили сотню воронят в отместку, но как же жесток этот мир…

Писк стрижика до сих пор звенит в ушах. Вот так, прилетаешь на лето в город-курорт, пищишь в небе, ловя букашек и радуешь людей своим стремительным полетом, делаешь крутой вираж между деревьев и какая-то серая тварь с огромным клювом перехватывает на лету и бросает на территорию детского садика.

Больше того, я теперь не так грешу на котиков из-за обилия тушек голубей в округе. Это точно делают вороны — набрасываются, забивают клювами и жрут.

Даже сегодня мы еще не отошли от произошедшего.

— Воронье паскудное, я им устрою, я весь их род выведу! — причитала супруга, готовя завтрак.
До этого мы вспоминали, как выхаживали маленького стрижа по кличке «Покрышкин» и кормили его живыми опарышами и как он потом устремился в небо вместе со своей новой стаей.

— Эти вороны — жестокие и бессердечные твари! — поставила она диагноз и включила газ под кастрюлькой.
— Тебе всмятку, как обычно? — Спросила она меня.

— Да! — ответил я, — Люблю, чтобы желток растекался.

Антон Черепок