Европейцы могут помочь с реформами, а не с Донбассом

Когда только готовилась встреча руководителей Франции, Германии и Украины в немецком Ахене, мало кто мог себе представить, что она состоится как раз в момент интенсивного обсуждения последствий решения Дональда Трампа о выходе из иранской ядерной сделки.

Наблюдатели, которые высказываются об этой встрече, пытаются говорить о привычных пунктах повестки дня — оживление «нормандского формата», напоминание о необходимости ускорения украинских реформ. В общем все то, что обычно обсуждают на таких встречах.

Но для Ангелы Меркель и Эммануэля Макрона сейчас важно совершенно другое — как Европе вести себя с Соединенными Штатами после решения Трампа, какими будут глобальные последствия выхода США из соглашения с Ираном, какую роль в этих последствиях будет играть украинский кризис.

  • Вполне возможно, что Запад пройдёт через испытание этой непростой ситуацией, но она способна и внести серьезный раскол в отношениях между Соединенными Штатами и Европейским Союзом.

Но сегодня украинский кризис, ситуация на Донбассе — на периферии интересов Запада. Этот кризис на периферии интересов Соединенных Штатов, потому что Дональд Трамп и его администрация озабочены прежде всего решением иранской проблемы и подготовкой встречи американского и северокорейского лидеров. А на донбасском направлении — вообще полная тишина, так как Москва, по сути, заморозила процесс консультаций Владислава Суркова и Курта Волкера.

И этот кризис на периферии интересов Европы, участников «нормандского формата», потому что основная линия напряженности и взаимодействия с Вашингтоном находится на иранском направлении. Эммануэль Макрон во время своего визита в Россию будет говорить с Владимиром Путиным в первую очередь об Иране, а затем уже о Донбассе и всем остальном. Евросоюз сегодня нуждается в поддержке Москвы для сохранения соглашения с Ираном — и поэтому, с прагматической точки зрения, все конфликты с Россией могут быть заморожены. Причем заморожены на долгое время.

Какую пользу для себя Украина могла бы извлечь из этой ситуации? Опять-таки, с прагматической точки зрения нужно понимать, что Макрон и Меркель никак не могут реально повлиять на решение кризиса на Донбассе. Да и Трамп не может. Реальное влияние может оказать только кумулятивный эффект санкций. Но он будет долго сказываться, а решение американского президента в долгосрочной перспективе поддержит на высоком уровне нефтяные цены. Значит, у Путина будет возможность на санкции особого внимания не обращать.

Эту неспособность повлиять на решение украинского кризиса и желание договариваться с Путиным по Ирану нужно обменивать на поддержку украинских реформ. Проще говоря, если сегодня наши партнеры не могут — и не хотят — помочь нам с решением проблемы восстановления территориальной целостности страны, то они способны помочь с внутренними изменениями, укреплением обороноспособности, продолжением реформ. Это то, что Запад может предложить и осуществить реально. Все остальное в нынешней политической ситуации превращается в шелуху пустых слов и обещаний.

Виталий Портников