Награда нашлась у героя

Кое-что крайне важное нам нужно вынести из ситуации с медалью «За освобождение Крыма», найденной у Кирила Вышинского

При обыске СБУ в РИА «Новости Украина» у его руководителя — гражданина Украины Кирилла Вышинского — обнаружили медаль «За освобождение Крыма». То есть за международное преступление. За попытку уничтожить родную страну.

Так получилось, что эта новость догнала меня за рубежом — на конференции, где рассказывают иностранным коллегам о противодействии российским информационным атакам. И сейчас я должен был писать о Крыме и крымском мосте. Но нет. О Крыме я напишу вам завтра, а сегодня не сдержусь и напишу о российской армии и её неведомых частях.

Мы все знаем, что отдельным — опасным — родом войск в Российской Федерации являются Трубопроводные войска. И пусть это звучит не так зычно, как Воздушно-космические, на практике они намного опаснее. Потому что Воздушно-космические регулярно несут потери в противостоянии с землёй и океаном. А нанести урон Трубопроводным удалось разве что «Нафтогазу», в честь чего пора Коболеву вручать именной ранец охотника за привидениями. И потому что Трубопроводным войскам РФ удалось склонить на свою сторону многих европейцев. Захватить экс-канцлера Германии Герхарда Шредера и превратить его в своё оружие.

Почти удалось поставить на колени Украину.

Только тогда мы — и европейцы — начали понимать, что не существует никакого Газпрома как бизнес-структуры, а существуют Трубопроводные войска. Полностью подконтрольные Кремлю и существующие как продолжение его политики, как рычаг воздействия на «врагов» — то есть на все окружающие страны, на Европу, на Запад, на Украину. Первичное предназначение этой структуры — не прибыль и развитие (хотя и с этого Кремль имеет свою долю) — а изменение карты мира. Сначала экономической, потом политической.

И как только мы и европейцы это осознали — мы стали этому активно противостоять. И это стало приносить плоды. Украина соскочила с российской газовой иглы, невзирая на то, что отдельные политики предыдущей формации явно подыгрывали врагу. Европа понемногу соскакивает. Да, битва ещё далека от завершения, но это уже не игра в одни ворота.

До того момента, как мы признали, что это именно она, что это форма войны против нас, что мы должны не договариваться, а сходу бить по зубам с ноги — мы терпели поражение. Сейчас — нет.

Но, кроме Трубопроводных, есть и другие недокументированные рода войск.

Допустим, к Ольгинским, Диванным и к Кибернетическим войскам РФ мы уже привыкли. Мы признали их существование и начали отбиваться — больше на волонтёрском уровне, но активно и задорно. Блогеры посылают, банят и стебут ольгинских, специалисты передают опыт зарубежным коллегам, эксперты по кибербезопасности защищают сети от атак, а Украинский КиберАльянс взламывает почты Суркова и его пособников. Это танго для двоих!

Мы всё ещё не полностью смирились с существованием у страны-агрессора Торговых и Санитарно-контрольных войск. Руководство страны об этом уже знает, а вот широкие слои — ещё не очень. Хотя войну против нас они начали задолго до Евромайдана.

Миллионы наших соотечественников отрицают существование Религиозных войск Российской Федерации и подконтрольность им так называемой Украинской православной церкви Московского патриархата. Отрицают упорно и упрямо, невзирая на многочисленные и довольно очевидные свидетельства работы представителей этой структуры на страну-агрессора. К счастью, и здесь мы решаем вопрос на стратегическом уровне.

И, наконец, Медийные. Мы по-прежнему продолжаем относиться к российским (псевдо)журналистам, как будто это гражданские лица.

Это грех против толкового словаря.

Вот смотрите. У гражданина Украины Кирилла Вышинского обнаружили российскую медаль «За возвращение Крыма».

Что это значит?

Это значит, что российское правительство официально и неприкрыто признало его заслуги в отторжении украинского полуострова. Настолько, что выдало ему «награду», абсолютное большинство носителей которой — сотрудники Сил специальных операций Российской Федерации. Напомним, что эта медаль — очень показательная побрякушка: на ней обозначена дата реального начала операции по аннексии — 20 февраля. Ещё до бегства Януковича и победы Евромайдана.

Таким образом, российское правительство признаёт огромные заслуги этого человека в разрушении Украины. Признаёт его своим бойцом — и не последним среди бойцов.

При этом этот человек работает в Украине. Пользуется всеми социальными гарантиями, которыми обладают украинские журналисты. Не стесняется при этом хранить медаль у себя — будучи уверен, что ему ничего не будет, что его не схватят, не разоблачат, не посадят.

Возможно, он прав. Возможно, его ещё запросят в списки по обмену, как душку Рубана.

В конце концов, он ли первый? Он ли последний? Он ли единственный такой?

Всей социальной защитой украинской прессы пользуются ещё множество людей, которые если ещё не заслужили соответствующих наград от российских ведомств, то могут по праву на них претендовать. Мы все знаем конкретные фамилии, конкретные названия изданий и телеканалов. Это — не последние люди в украинском медиапространстве, у них деньги, кое-какие профессиональные награды, эфиры и сложная биография. Они тоже граждане Украины, и часто их медиа формально не принадлежат к российским холдингам.

Тем не менее, они честно и системно трудятся на уничтожение нашей страны.

С ними здороваются украинские коллеги. С ними работают украинские госорганы. Возможно, их защищали бывшие сотрудники Министерства информполитики в бурный период 2014-2015 годов. К ним прислушиваются. Порой им даже вручают профессиональные награды. С ними дружат — и, порою, спят — относительно приличные люди.

А в ящиках столов у них — награды от тех, кому они помогают нас убивать. Возможно, уже есть. Возможно, скоро появятся.

Подумайте об этом. Тщательно. Запомните это. Возможно, это поможет нам рано или поздно сказать «нет» (или что покрепче) там, где все мы, увы, привыкли вежливо молчать.

Виктор Трегубов