Дитя феерверка

Представляем вашему вниманию историю удивительного создания – гориллы Коко, сердце которой перестало биться утром 19 июня 2018 года. За свои 46 лет она успела защекотать до смеха Робина Уильямса, пофанковать на гитаре басиста Red Hot Chili Peppers Фли и схватить за шары актёра Уильяма Шетнера, но, удивительное дело, в памяти прямоходящих потомков осталась не из-за этих достижений. Дело в том, что горилла Коко умела говорить с людьми.

4 июля 1971 года, прямо в День независимости США, в зоопарке Сан-Франциско родилась самка гориллы, которую, видимо, из-за празднеств назвали «дитя фейерверка» (от яп. Ханабико, а сокращённо – Коко). Обезьяна ведёт свою родословную от западной равнинной гориллы, что на латыни звучит достаточно упорото – «Gorilla gorilla gorilla». Когда Коко стукнул годик, её одолжил Стэнфордский университет для изучения межвидовых коммуникаций. Пришла пора возвращать долг, но молодой психолог Франсин (Пенни) Паттерсон, которая целый год провозилась с Коко, так прикипела к ней душой, что отказалась отдавать обезьяну назад в зоопарк. Франсин даже нашла целых 12 тыс. долларов, лишь бы не расставаться с новым другом и, чего уж тут скрывать, перспективным подопытным.

У нас несколько месяцев назад был материал о жестовых языках, с помощью которых общаются глухие. В числе прочего мы писали об американском жестовом языке, который еще сокращённо называют амсленом. Вот именно ему решила обучить Пенни Паттерсон свою новую подопечную в заповеднике городка Вудсайд, что в Калифорнии.

Начали с обучения базовым жестам: «ЕДА», «ПИТЬ» и «ЕЩЕ» (тут можно увидеть первые шаги гориллы в освоении нового языка). Коко учила амслен хорошими человеческими темпами – к своему третьему дню рождения она уже знала более 200 жестов, а на 2017 год объём её вокабуляра превышал 1100 жестов. Кроме того, шкафообразная милаха с IQ между 75 и 95 понимала около 2000 английских слов.

Дело в том, что доктор Паттерсон в процессе обучения жестам также проговаривала обозначаемые английские слова, поэтому Коко очень часто понимала, что ей хотят сказать даже без жестов. Например, есть видео, где Франсин предлагает (текстом и устным комментарием) возможные варианты развития семейной жизни Коко, а та, как и подобает разумной самке гориллы, выбирает наиболее практичный – подселение двух молодых самок к ней и её возлюбленному. Разумный выбор, ведь даже если детей у Коко не будет, она может стать крутой тётушкой для детёнышей остальных жён.

Её молодой бойфренд и по совместительству горилла Майкл также выучил около 600 жестов амслена и 2000 слов устного английского. В частности, в одном из интервью (да, интервью!) на вопрос о своём прошлом он отвечает такими жестами: «Сдавливать мясо горилла. Рот зубы. Крик пронзительный громкий. Резать шея». Учитывая, что Майкл родился в лесах Камеруна, и его маленького подобрали после того, как всю семью вырезали, в говорящих обезьян начинаешь верить гораздо охотнее.

Майкл был популярным в Вудсайде, писал картины, любил женщин и несомненно выучил бы больше слов и жестов, но в 2000 году его безвременная кончина оставила Коко и без однокашника, и без любимого. Горилла грустила несколько месяцев, пока в заповедник не приехал известный актёр Робин Уильямс. Комику удалось развеселить обезьяну, они щекотали друг друга и смеялись, и, кажется, главному герою «Джуманджи» это времяпрепровождение понравилось даже больше. Но самое главное, Коко отошла от семейной трагедии.

Впрочем, по-настоящему счастливой гориллой Коко так и не стала. Время шло, а с отцами для её детей всё не складывалось – в ком-то из них было еще слишком много рок-н-ролла и они не были готовы остепениться, а кто-то на поверку оказывался бесчувственным мужланом. Но наша героиня не печалилась, а вместо этого швырялась любовью и опекой в того, кто попадался под лапу. Чаще всего это были коты.

Ей так понравилась книжка с нарисованными котятами, что однажды ей принесли живого. То, с какой заботой и лаской она обнимала животное, невероятно умиляет. Она назвала питомца «All-Ball» («Мячик») и стала ему практически матерью. В декабре 1984 г. котёнка сбила машина, и Коко снова погрузилась в печаль. Правда, после этого она еще не раз брала шефство над пушистыми клубочками, благо нерастраченной материнской энергии в горилле было навалом.

Если говорить про языковые навыки гориллы, то нужно сказать, что Коко приходилось видоизменять тот язык, которому ее учила Пенни Паттерсон. Хотя бы потому что некоторые жесты амслена были либо сложными, либо неудобными для гориллы. Оно и понятно – анатомически лапа горилл отличается от руки человека. Психолог даже придумала специальный термин для этого языка – Gorilla Sign Language (Жестовый язык горилл).

Но просто менять существующий набор жестов Коко было скучно, поэтому горилла не редко придумывала новый жест путем склеивания двух ранее известных ей жестов. Например, жест «глаз» + жест «шляпа» = «маска», а «палец» + «браслет» = «кольцо». Иногда обитателям Вудсайда приходилось тратить больше времени на разгадывание шарад. К примеру, когда Коко принялась добавлять жест для буквы «s» к ее брови (brow + s), опекуны не сразу догадались, что имеется в виду слово «browse». Такое слово часто использовалось возле гориллы, когда ей собирали зелень и цветы на перекус.

Безусловно, когда горилла говорит вам на американском жестовом языке что-то вроде «Прошу прощения, я в уборную» (как вот тут), шокироваться не возбраняется законом. Но Пенни Паттерсон уверяет нас в своих многочисленных статьях, основанных на тысячах часов видеозаписей, что гориллы способны делиться и сложными глубокими эмоциями. На этом видео Коко комментирует грустную сцену в фильме «Чай с Муссолини» Франко Дзеффирелли. Тут не надо ничего добавлять, просто посмотрите, как горилла реагирует на киноэпизод.

В 2014 году Коко пришлось грустить уже не из-за фильма. Воспитатели и учителя Коко напомнили нам о том, что вся эта история – один большой эксперимент и зачем-то рассказали обезьяне о смерти её старого друга Робина Уильямса. У той задрожала нижняя губа, а на языке жестов она показала «женщина плакать».

Коко была настоящей мировой звездой, украшала собой обложку «National Geographic» и показала нам с совершенно новой стороны размах когнитивных способностей и эмоциональный спектр горилл. Увы, но больше никто уже не приедет в Вудсайд навестить свою добрую знакомую Коко, побегать за ней с игрушечным крокодилом и поболтать просто ни о чём. Когда Коко не стало, Франсин Паттерсон сказала в интервью ABC News: «Я отдаю себе отчет, насколько благословенной и волшебной была моя жизнь с ней. Она была совершенством. Так мне кажется. Я многому научилась у неё».

У нас, знаете ли, сложное и неоднозначное отношение к потустороннему миру и свету в конце туннеля. То есть мы не воинствующие атеисты, строчащие петиции об инквизиции, но и в самолёте при посадке не хлопаем. Однако, если уж ТАМ что-то и есть, то хочется верить, что грустный комик Робин встретится с Коко еще раз, успокоит женщину и вытрет ей слёзы.

источник

Добавить комментарий