Атеист о Томосе

О Томосе говорят все. Даже атеисты. Ибо необязательно быть верующим, чтобы понять всю значимость данного события. В том числе и геополитическую.

Заранее прошу прощения за трюизмы и некоторое опоздание по теме, но автор предпочитает дать новости остыть и свести воедино очевидные тезисы. Итак, «expert from sofa» mode on.

Томос (грец. τόμος) — указ, декрет, окружне послання предстоятеля помісної православної церкви у деяких важливих питаннях церковного устрою. Шляхом надання томосу деякої частини «материнської» (кіріархальної) церкви офіційно проголошується автономія в управлінні або автокефалія. У томосі використовується урочистіший та повніший підпис, ніж в інших патріарших указах.

Почему же автор как убеждённый атеист, из последних сил сдерживающий себя от контркрестовых походов против церкви как института, в целом поддерживает решение Константинополя о предоставлении Томоса Украине? Начнём с очевидных тезисов.

В октябре 2014 года я возвращался из Киева в Мариуполь, и в купе мне попалась попутчица из Донецка. Пани возвращалась домой, потому что родственники убедили, что «здесь стали меньше стрелять, жить можно». В конце невесёлого диалога, незадолго перед Волновахой, моя визави подытожила: «Ни российские танки, ни российские войска не сделали и десятой доли для оккупации Донецка, если сравнивать их с российскими СМИ». Филигранная формулировка.

Ведь, по сути, мифология о «едином народе» многослойна и не так проста. Если тщательно её поскоблить, то можно дойти до главного слоя кривды — представления россиян об украинцах как смешной и неоформленной копии «большого русского». Навскидку, ибо таких пунктов десятки:

1. Независимость? Какая ещё независимостьJ Ну пусть тешатся своей игрушечной незалэжностью, пока мы назначаем им генералов, руководителей в СБУ, и определяем вектор их внешней политики. Thanks to Maidan, myth busted.

2. Язык? Какой ещё свой язык? А-а-а, их телячья мова? Так это же ополяченный русский. Зато звучит смешно, залупывка на пысюнци, хмарочос, нацюцюрнык, ахахахаха. Уверен, что благодаря ЗСУ им уже давно не так весело з солов’їної.

3. 9 мая. Здесь пока что сложно. Эта точка соприкосновения рушится не так быстро, как остальные. Инспирированные пятой колонной исступления «бессмертных полков» на каждый день победы пока ещё приносят дивиденды мифологии про один народ.

Как видите, тезис о братских народах ретранслируется в сознание, вызывая в подсознании чувство правообладания соседней страной. Ведь посади ты перед собой сферический homo cottonus из страны фекально-скульптурного искусства и задай ему вопрос: «А на каком основании, собственно, ты считаешь, что вы имеете право оккупировать Мариуполь, Харьков и Одессу», то можно насладиться когнитивной эпилепсией. С одной стороны, железобетонная уверенность, густо засеянная мифологией, а с другой — отсутствие внятных аргументов.

И здесь мы подходим к одному из самых якорных пунктов фантомной общности наших государств — религии.

Киевский патриархат? Муахаха. Ну играйтесь там в свою церковь. Всё равно вас никто в мире не признаёт, что косвенно свидетельствует о несостоятельности украинской идеи.

И тут бац — такой удар под дых со стороны патриарха Варфоломея. По степени ослабления влияния РФ на Украину это превосходит пресловутый безвиз. Потому что безвизовый режим — это успех украинского государственного института. Это, конечно, попрание внешнеполитического «величия» России с точки зрения самой России, но мало ли других стран с внешними достижениями. Вон, страны Балтии вообще члены ЕС, а они маленькие и не такие ершистые, как Украина!

Но Томос на автокефалию?! Это же обратный осмос для наших культурных пространств, которые слишком долго находились под насильственной диффузией. Это опреснение непригодной для питья морской воды нашего клерикального начала. Это, на мой взгляд, финальная точка в свидетельстве о разводе наших менталитетов. Что, в свою очередь, стратегически ещё катастрофичнее для московского патриархата, нежели две других болевых точки: деньги и влияние.

И потом, на мой обывательский взгляд, Томос может стать отличной основой для Стокгольмского арбитража по возвращению церквей украинской автокефалии. Дескать, извините, после распада союза мы как-то не уследили, как наши Лавры стали московскими. Церкви своей зарегистрированной не было. А теперь есть. Давайте восстанавливать историческую справедливость!

Так что да. У нас есть что противопоставить горячей агрессии РФ — это реформированные ЗСУ. Мы пытаемся противостоять ментальной агрессии — это неоднородное, но патриотичное медиа-поле. А теперь Украина на равных постоит на кулачках, защищая самую интимную часть своего микрокосма — Веру.

Аминь.

Ярослав Матюшин

Добавить комментарий