Пост без эмпатии и сочувствия (18+)

Сейчас на этот текст налетит русня и объявит его циничным. Да, он циничный. Как и вся эта война, где русские убивают русскоязычных жителей Востока Украины. И всё равно я поставила это название «Лучшее селфи ихтамнета на Донбассе», так как это правда. Это моё внутреннее, мои ощущения войны. Это лучший ихтамнет, которого я видела.

Нет эмпатии. Нет! Её выжгло Зеленопольем, Илом, МН-17, Дебальцево, Иловайском, Изварино, Свердловском, Лутугино, Новосветловкой, Луганском. Тысячами свечей, тысячами смертей, моим разбитым краем, моим разграбленным домом.

В 2014-м были другие чувства. Ужас, да, ужас, но была ещё эмпатия. Ведь я стояла на тротуаре, пропуская колонны военных «Уралов» в которых шли через КПП «Гуковский», а в них жались друг к другу юнцы без шевронов. Я жила в Свердловске Луганской области. Приграничье. Я первая увидела войну. Я первая увидела ихтамнетов.

Если русские донские казаки заезжали вольготно, картинно сидя на танках и БТРах, гыкали и орали «любо», стреляли в воздух, размахивая красно-серпастыми флагами с иконами Николая I, Иисуса, Богородицы, вызывая стойкое ощущение психушки и нереальности от происходящего, то вот этих, юнцов ввозили тихо. Это были русские срочники, призывники, которых везли на «учения». Но, видя украинские вывески, которыми пестрело приграничье, они понимали, куда их везут. Я видела этот страх. Я видела, и как их везли назад, тогда бои были под Лутугино. С «Уралов» капала кровь, сукровица, моча и неслись стоны. Мне до сих пор снится этот запах, запах смерти.

Я много тогда писала об этом. Писала с позиции женщины и матери. Пыталась докричаться до русских матерей, но в ответ женская часть России цинично орала — ихтамнет. А я часами наблюдала вход колонн с живой силой, танков, БТРов, «Градов», которые шли через мой город. Русские крысились на мои посты и называли меня фейком. Цинично врали — настамнет. Цинично прикапывали своих, под номерками, в поле.

Я много тогда не понимала. Женского и материнского. Искала это в русских бабах и не находила. Боярка и алчность вытравили их них всё женское. Женщины России обещали меня изнасиловать, убить, расчленить, отдать на истязание русским бравым парням и подсчитывали барыши от мародёрства их мужьями наших домов, барыши от смерти их мужей и детей. Россия щедро платила русским пропойцам за смерть их родных.

Они и сейчас орут «нас там нет», цинично, нагло, открывая памятники и мемориалы «освободителям Донбасса». На России растут гектары кладбищ с безымянными могилками под номерками — ихнигденебыло.

Но если действия русских оккупантов по отношению к жителям Донбасса (хохлам и русскоязычным украинцам ) и даже их родных, которые ждали добычи от мужей-орды, посланных на войну, были оправданы словами «орда», «оккупант», «русский», то, как объяснить цинизм русских по отношению к своим русским.

Вот это женское — «иди убивать, у нас кредиты». Оправдание преступлений своей страны, радость от принесённого «их хохляндии» унитаза б/у, смакование горя и смерти, смех над «Боинг упал он тяжелее воздуха». Их мерзкое желание продать подороже смерть своих мужчин. Ведь они готовы молчать, лишь бы им заплатили за невернувшегося или вернувшегося в цинке ихтамнета. Есть ли женщины в России? Мерзкое, цинично-упитое, готовое убивать ради халявы и боярки… Мёртвый мир!

Понятное дело, война — это цинизм. Но, но, тысяча но, лично увиденных и пережитых.

Бои под Свердловском, Червонопартизанском, Изварино, Лутугино. Лагеря ихтамнетов и опочленцев в моём селе Александровка, Провалье… Да много чего было увидено такого, от чего волосы на голове немели.

Оксюморон войны:

Украинцы-пограничники собирают по Провальской степи трупы ихтамнетов и хоронят их, раненых их меняют на раненых своих. Опочленцы и ихтамнеты оставляют на поле боя своих мёртвых и раненых товарищей. Раненых чаще достреливают!

Под Александровкой идёт бой. Страшный. Снаряды летают над моим домом. Мы сутки сидим в подвале, полбутылки воды на 4-х. Двор залит свинцом. Мы не понимаем, почему бой. Здесь давно нет наших, украинских войск. Через неделю, когда осел порох, а с поля были убраны в братскую могилу и трупы, и стонущие, местные опочленцы из террористического коммунистическо-православно-казачьего батальона «РИМ» пояснили — убивали русских, чтобы забрать у них оружие и вооружить свою армию, армию Свердловск-РИМ.

Русские сбрасывают своих раненых в старые шахты. Русские хоронят в братские могилы раненых и мёртвых. Это с ужасом наблюдает «освобождённый народ Донбасса». Пытается спасать. После пары удачных попыток могилы-могильники и шурфы-могильники русские минируют.

В посадках лежат трупы, которые никто не собирает.

В ставки бросают «гирлянды», так, в Свердловске, только после обнародования проукраинскими гражданами информации о возможном ухудшении эпидобстановки, в сентябре 2014 года опочленцами, которые контролировали город, из ставков Александровки, Бирюково, 71-я, были подняты «гирлянды» — мёртвые русские военные, привязанные к ящикам с гильзами от снарядов или снарядами.

Русских опочленцы убивали, чтобы получать довольствие и оружие, выделяемое на них, так сказать «мёртвые души», как заработок донбасских командиров террористических БТРО.

Русские так же относились к донбасянам. Бросали на поле боя раненых. Убивали в процессе дележа и отжима. Ихтамнето-опочленская игра, продать или не отдать (скрыть) карты минных полей или для СМИ обстрелять свои же позиции.

Ихтамнеты грабят и насилуют русскоязычных жителей Донбасса, кричавших «путинвведи», разрушают Донбасс, отравляют Донбасс, «народ Донбасса» грабит Россию, получая пенсии, гуманитарку, воруя на схемах бюджетные деньги, создавая «армии» «мёртвых душ». Об этом можно и нужно писать, и написано сотни статей. Скрепный мир! Скрепные отношения!

Чаще всего на этой российско-украинской войне русские убивают русских. Как-то так! И всё равно, русское убивает, доказано Донбассом!

Поэтому — да, это лучшее селфи ихтамнетов на Донбассе. И этих находок по посадкам ОРДЛО сотни!

Олена Степова

Добавить комментарий