Говорить об этом уже не модно, но всё же

«Сердца четырех».
У запоребрикового писателя Сорокина есть такой роман.

В этом романе есть эпизод, где подросток выбрасывает в мусор буханку хлеба. Это видит старый ветеран ВОВ.

Ветеран подходит к мальчику и толкает проникновенную — до слез, — речь про отечественную войну, голод, холод и про то, какой это грех вот так разбрасываться хлебом.

Пацан, чуть не плача, достает хлеб из мусорки и идет следом за ветераном в строительный вагончик (речь дослушать).
Там «ветеран» вступ@ет в с м@льчиком в очень-очень нехорошую (и, кстати, уголовно наказуемую) св@зь.

По итогу, когда они уже уходят из вагончика, пацан говорит:
— Ой, дедушка, мы же хлеб забыли…
— Да х@й с ним!

К чему я это пишу.

Пляски «активных активистов», рублеоптимистов и недорогеньких — на костях сначала Ноздровской, а затем и Гандзюк — напоминают мне, по степени цинизма, вышеописанную печальную историю.

P.S. Да, кстати, кому действительно НЕ пофиг, как продвигается расследование по делу Гандзюк, информация от ГПУ ниже. Найемы-недорогенькі про это не напишут.

Читать дальше


Багато. Більше. Ніж. Сто. Мільйонів. Гривень.

Про 100 мільйонів гривень які за 6 місяців Родіна витратила на рекламу одоробла з рулем на голові — це брехня, звичайно.

Ось тут, наприклад, розцінки на зовнішню рекламу в найбільших містах України

Візьмемо тільки рекламу на білбордах. Середня ціна нехай буде 8000 з ПДВ, враховуючи об’єми, знижки, те що білборди будуть не тільки в великих містах

Таким чином 100 мільйонів гривень вистачить всього на оплату:
100 000 / 8 (ціна за білборд в місяць) / 6 місяців = 2084 білбоди
Розділимо цю кількість на 25 областей
2084 / 25 = 83 білборди на область

Що, звичайно, смішно, адже тільки білбордів одоробла в десятки разів більше.
Не кажучи вже за інші види зовнішньої реклами, не кажучи вже за рекламу на ТВ, не кажучи вже за друковану продукцію, не кажучи вже за ці всі банери, партійні шмати і інше лайно, не кажучи вже за рекламу в інтернеті на кожному кроці, не кажучи вже за джинсу в ЗМІ ітд.

Тобто, тих 100 мільйонів гривень, які нібито витратило рулеголове одоробло на рекламу — це зовсім не про рекламу, це про чорні схеми фінансування в колосальних об’ємах, в мільярдних об’ємах, це про ухилення від сплати податків, це про приховування джерел фінансування, це про ліві каси в наших распрекрасних ЗМІ.

І з цього постає ще 4 запитання:

Читать дальше


Не может в стороне от драки постоять

Я горжусь тем, что в Киеве кончились все проблемы, и теперь можно поучаствовать в разборках внутри Оппоблока между Вилкулом и Лёвочкиным.

Кто не в курсе, мэр Кривого Рога Вилкул от Ахметовских недоволен объединением Фирташа/Лёвочкина с Медведчуком/Рабиновичем, поэтому устроил в Кривом Роге захват фирташевского облгаза, а поскольку внутренний оппоблоковский положняк запрещает им прямо обвинять в происходящем друг друга, обвинил в этом Нафтогаз.

Но меня не очень устраивает ситуация, при которой регионалы сражаются, а Кличко им патроны подносит.

Я напоминаю, что Ахметов слил Кличко теплоэнерго с пустыми проржавевшими трубами и миллиардными долгами, и Кличко радостно эти долги заплатил. Долги Украине делал Ахметов, а заплатил ахметовские долги Кличко из киевского бюджета. Теперь Ахметов влупил по Фирташу, а наезжает Кличко не на Ахметова и не на Фирташа, а опять на Нафтогаз.

Я так понимаю, что брать на себя долги регионалов и конкретно Лёвочкина с Фирташем — это и есть та державницька позиция, к которой призывает Кличко. Ну так это плохая позиция тогда.

Чинить ливнёвки — это не державницька позиция. Разбираться с маршрутками — это не державницька позиция. А вот позволять Вилкулу и Ахметову трахать тебя в гузно — это державницька позиция, к ней Кличко и призывает.

Запомним это.

Alex Noinets


Как бы изобрести такой велосипед, чтоб не спёрли

Проблема с воровством велосипедов дошла до той точки, когда ее решением занялись в капитальных масштабах. Снял кресло, превратил его в замок, пристегнул велосипед к столбу. Есть ещё столько всего, что можно переизобретать.


ссылка на ютуб

via Энергия на шару


Идентичность

Когда люди, которые считают себя представителями украинской национальной элиты, всерьёз говорят о том, что все проблемы страны решит исключительно экономика, что «торпедирование» вопросов языка и идентичности, истории и культуры «разъединяет» страну, мне остаётся только поражаться тому, насколько они далеки от реальности, исторических процессов, от самого ощущения будущего.

Я хочу объяснить этим людям, чем «маленький украинец» и «маленький белорус» отличаются от «маленького русского» и «маленького поляка». В общем и целом — ничем. И те, и другие хотят меньше платить за тепло и квартиры, за машины и продукты. И больше получать. При этом «маленькому поляку» и «маленькому украинцу» мила свобода, а «маленький русский» и «маленький белорус» готовы жить при царе, но это не фундаментальная разница.

Фундаментальная разница в том, что «маленький русский» хочет дешевизны в России, а «маленький поляк» — в Польше. Если положение дел их не устраивает, они уезжают. Но они не хотят, чтобы их собственная страна стала Китаем или Германией. Это и есть идентичность.

Огромному количеству «маленьких украинцев» и «маленьких белорусов» совершенно все равно, где их будут кормить. Лишь бы дёшево. Я не виню их, нет — это естественное наследие колониальных времён. Я только напоминанию, что такое мироощущение уже превратило Беларусь в российский придаток, лишив белорусов всех шансов, предоставленных им независимостью.

Читать дальше