Голодомор на мапі

Oleksandr Ivanov: Створив мапу спогадів очевидців Голодомору.

Кожна позначка на мапі прив’язана до георгафічної локації, про яку йдеться в спогадах. Позначка кіноплівки: відеоісторія, конверту — текстова історія, фотоапарата — світлини.

Смерть мільйонів людей сприймається як статистика. Історія кожної людини, яка пережила Голодомор, сприймається як трагедія. Витратьте кілька хвилин і подивіться чи почитайте спогади про Голодомор близько до свого населеного пункту.

Карта містить сотні позначок, але це лише початок. Існують десятки тисяч спогадів про Голодомор. І всі вони мають бути нанесені на карту. Тому, прошу небайдужих людей долучатися. Надсилайте спогади про Голодомор, яких немає на карті на адресу holodomorgenocide@gmail.com.

Хто хоче долучатися до наповнення мапи — пишіть приватні повідомлення сюди. Запрошую також до співпраці профільні інститути та музеї.

Поширте, будь ласка, цей допис. Радянська влада зробила все щоб знищити нашу пам’ять, ми маємо зробити все щоб її зберегти.

Ми пам’ятаємо! Ми сильні!


Давайте поможем бабушке уйти на пенсию!

Коломойские, Ахметовы, Фирташи, Тигипки и все им подобные, но помельче выстроили свой бизнес на схемах, при которых они сосали из бюджета деньги через разные схемы. Попросту говоря крали. Если Коломойский говорит, что в случае перевыборов Порошенко пойдет на пенсию, это говорит только об одном — все их схемы накрываются медным тазом и ловить им в Украине больше нечего.

Роман Доник


Загнаних коней пристрілюють, чи не так?

В черговій новині про вихід чергових гондонів із проросійських партій — окрім жартів — я бачу тільки одну, невтішну тенденцію.

Рашка свідомо розйобує історично лояльні до неї політсили, тих, хто завжди не соромився і відверто агітував за «дружбу з рф» «мир» і «кінець братоубійствєнной войни», тих, в кого були вкачані чималі кошти ще до всіх подій і на кого завжди розраховували, як на «п‘яту колону».

Зараз для кураторів зрозуміло, що на всіх цих песиках ніде ставити тавро і їхні реальні рейтингі ще нижче за куплені. Тому впевнено розйобують усе це кодло, як непотрібне і навіть шкідливе.

А всі ставки роблять на нібито про-українську юлію володимирівну Воровку. Для неї всі ці подарунки від росіянського діда мороза ще до нового року.

І боюсь, що вони ще не закінчились.

Sergii Iesipov


Гопники и власть

В происходящем вокруг меня потрясает и возмущает до глубины души только одна вещь. Все остальное или допустимо, или вторично.

Эта вещь — психология гопника.

Что является ключевым в этой психологии на мой взгляд?

Вообще полное отсутствие норм и ориентиров. Нет правомерных и неправомерных требований, законопослушного поведения и правонарушения, полезного и вредного и далее по тексту. Есть только сила. Перед сильным готовы прогибаться, слабого игнорируют. При этом законопослушность воспринимается как проявление слабости, беспредел как силы.

Вдумайтесь. Люди, заведомо в нарушение предусмотренного порядка эксплуатируют автомобили. В ответ на голосование закона, предоставляющего им кучу прав и возможностей (намного больше, чем законопослушным гражданам), они окончательно охуевают и переходят уже к действиям, представляющим общественную опасность и создающие помехи всем гражданам. И в ответ на это власти активно ищут возможности для диалога, смотрят чем бы еще их можно было умалить и т.д. Потери бюджета, законность действий, еще куча вещей тут же отходят на второй план. Только потому что они показывают зубы.

При этом в массе других ситуаций государство просто не слышит граждан. Вот вообще. Даже если граждане совершенно внятно и однозначно артикулируют свою позицию.

Читать дальше


Жиза ;(

Девочке три, она едет у папы на шее. Сверху все видно совсем по-другому, чем снизу.
Папа не верит, что скоро она повзрослеет. Папа готов воплощать в жизнь любые капризы…

Девочке шесть, на коленках у папы удобно. Он подарил ей щенка и большую конфету.
Папа колючий, как еж, и, как мишка, огромный. Папа умеет и знает вообще все на свете.

Девочке десять, и ей захотелось помаду. Сперла у мамы, накрасила розовым губы.
Папа ругался, кричал, что так делать не надо. Папа умеет бывать и сердитым, и грубым…

Девочке скоро пятнадцать, она повзрослела. В сумочке пачка «эссе», в потаенном кармане.
Папа вчера предложил покататься на шее. Девочка фыркнула: ты же не выдержишь, старый.

Девочка курит в окно и отрезала челку. Девочка хочет тату и в Египет с подружкой.
Папа зачем-то достал новогоднюю елку. Девочке это давно совершенно не нужно.

Девочке двадцать, она ночевала не дома. Папа звонил раз пятьсот или, может быть, больше.
Девочка не подходила всю ночь к телефону. Папа не спал ни минуты сегодняшней ночью.
Утром приехала, папа кричал и ругался. Девочка злилась в ответ и кидалась вещами.
Девочка взрослая, так говорит ее паспорт. Девочка может бывать, где захочет, ночами.

Девочка замужем, видится с папой нечасто. Папа седой, подарил ей большую конфету.
Папа сегодня немножечко плакал от счастья: дочка сказала, что он превращается в деда…

Девочке тридцать, ей хочется к папе на шею. Хочется елку, конфету и розовый бантик.
Девочка видит, как мама и папа стареют. В книжке хранит от конфеты разглаженный фантик.
Девочка очень устала и плачет ночами. Папа звонит каждый день, беспокоясь о внучке.
Девочка хочет хоть на день вернуться в начало. Девочка хочет домой, хочет к папе на ручки.

Девочка — женщина с красной помадой и лаком. Девочка любит коньяк и смотреть мелодрамы.
Папа звонил и по-старчески жалобно плакал. В ночь увезли на карете в больницу их маму.

Мама поправилась, девочка ходит по кухне. Пахнет лекарствами и чем-то приторно-сладким.
Девочка знает, что все обязательно рухнет. Девочке хочется взять и сбежать без оглядки
в мир, где умеют назад поворачивать время. Где исполняются влет все мечты и капризы.
Где она едет, как в детстве, у папы на шее и ей все видно совсем по-другому, чем снизу.

источник