Маємо те що маємо

Как я уже говорил, лозунг «Армія. Мова. Віра» — из 19-го века.

Но кто же нам доктор, что мы проходим этот этап только сейчас.

А пройти его надо, перепрыгнуть не удастся.

И вы помните, что бывает с народами, у которых нет трёх атрибутов одновременно — своих армии, языка и веры, т.е. государства. С ними обязательно бывает Голодомор и Холокост. И другие «окончательные решения» их вопроса.

Андрей Мирошниченко


Президент зубожілих

Вот часто спрашивают у меня: «Ну почему ты такая злая, Монова, материшься еще часто, так нельзя».

И ты такая вся такая садишься на жопку ровно, складываешь ручки красиво на коленях, как воспитанная панянка, ресницами так блым-блым и думаешь: «Точно, так нельзя, надо с этим что-то решать».

И даже пишешь воздушный невесомый пост о неизбежной весне и надежде, от которого хочется жить и верить в то, что все люди вокруг умные и красивые, и вообще завтра все будет заеби… просто отлично, солнце, шмели и розы.

Но тут. Но вдруг. Но внезапно.

Но тут на середину ратушной площади выпрыгивает палковнік Аталотий, весь в заплаканных усах, заламывает руки и объявляет, что барыги заморозили маму, мама мерзнет, у нее холодные ноги.

И ты почему-то вместо «матір божа, это очень печальные обстоятельства, пан палковнік Аталотий, мне так вас жаль, и мать вашу тоже», выпучиваешь некрасиво глаза, сбрасываешь кринолин и бусики, надеваешь тяжелые ботинки с кованым носком, берешь лопату, снова отращиваешь клыки и говоришь «ах ты ж йобаный лось».

Читать дальше


Активисты превращаются… превращаются активисты… в группировки!

@pIebeian: Коли Нацкорпус штурмує Раду в день прийняття закону про курс на НАТО, то журналісти називають їх патріотами та активістами, а коли той же Нацкорпус штурмує журналістський офіс, то вони раптом стають «членами угрупування».