Рас писка, два писка

Тему пару недель назад начала разгонять наши недорогенькі, а теперь за неё радостно ухватились в дыре и за поребриком.

Как обычно, это информационное блюдо наполовину состоит из вранья и манипуляций. Недорогенькі очень постарались смешать в кучу коней, людей и разные ситуации, выставив результат как «теперь пострадавшей достаточно заявить, что она не давала согласия на секс, чтобы чувака посадили в тюрьму без суда и следствия». Всё так, только не в лотерею, а в карты, и не волгу, а сто рублей, и не выиграл, а проиграл.

Ниже мой разбор текста законопроектов, возможно юристы в комментах меня поправят.

В разгоняемой истерике смешиваются в кучу сразу два закона. Первый документ №2227-VIII в котором изменяется определение термина «Изнасилование» статьи 152 УК.

Было: Зґвалтування: статеві зносини із застосуванням фізичного насильства, погрози його застосування або з використанням безпорадного стану потерпілої особи.

Стало: Зґвалтування: вчинення дій сексуального характеру, пов’язаних із вагінальним, анальним або оральним проникненням в тіло іншої особи з використанням геніталій або будь-якого іншого предмета, без добровільної згоди потерпілої особи.

В целом нормально звучит, кроме одного момента: что такое это самое «добровольное согласие», как его определить? Ниже в законопроекте имеется пояснение:

Примітка: Згода вважається добровільною, якщо вона є результатом вільного волевиявлення особи, з урахуванням супутніх обставин.

И вот это тот самый случай, когда авторов законопроекта нужно бить по жопе гусеничными траками, потому нельзя в уголовный кодекс включать конструкции, которые можно трактовать как душе угодно. Причём вовсе не обязательно в пользу потерпевшей: насильник заявит «она сама согласилась», жертва заявит «я согласия не давала», свидетелей нет, слово против слова, а поскольку в УК действует презумпция невиновности — насильника отпускают.

В действующей статье УК 152 тот же алгоритм, так что с 11 января 2019 года (вступление в силу нового закона) формально ничего не меняется и весь результат от этого изменения выражается исключительно в мемчиках:

Минус: закон не поможет наказывать реальных насильников. Плюс: никаких «расписок о согласии на секс» не нужно, выдыхайте.

А теперь о втором законе. Он вступил в силу год назад, и называется «Закон України про запобігання та протидію домашньому насильству«.

То есть, первое и самое важное: закон регулирует только вопросы домашнего насилия — между супругами, родственниками, родителями-деьми и т.п. Он не касается домогательств на работе, приставаний в ночном клубе или изнасилований на улице — этим изначально занимаются статьи 152-156 УК.

Второе: под «домашним насилием» имеются в виду все виды насилия, а не только сексуальные. И цель закона — оперативно оградить жертву насилия от насильника, чем спасти её здоровье или даже жизнь. Предположим бухой глава семейства гоняется за женой и детьми с топором, но пока никого не убил. Что может сделать приехавший наряд полиции по старому закону? А ничего не может. Жертве предлагают подать на насильника в суд, но он будет длится недели — за это время жертву продолжат истязать и таки могут убить, да и просто проживание на одной территории с насильником будет для неё пыткой.

Так вот, по новому закону полиция на месте, оценив критичность ситуации, может выдать предписание насильнику покинуть общее жильё и не приближаться к жертве сроком на 10 дней.

1. Терміновий заборонний припис виноситься кривднику уповноваженими підрозділами органів Національної поліції України у разі існування безпосередньої загрози життю чи здоров’ю постраждалої особи з метою негайного припинення домашнього насильства, недопущення його продовження чи повторного вчинення.
2. Терміновий заборонний припис може містити такі заходи:
1) зобов’язання залишити місце проживання (перебування) постраждалої особи;
2) заборона на вхід та перебування в місці проживання (перебування) постраждалої особи;
3) заборона в будь-який спосіб контактувати з постраждалою особою.

Обратите внимание: речь не о «посадить в тюрьму» — такие вещи решает только суд. Речь только о запрете на контакт насильника с жертвой.

Третье: самый спорный пункт о том, что полиции достаточно заявления пострадавшей, чтобы без суда и следствия выдать такое предписание. Сразу же вопрос: а если пострадавшая врёт и невинно оболганный муж будет жить в гараже, пока суд будет разбираться?..

Всё верно, есть такая вероятность. Но, напомню, речь только о домашнем насилии. Ответьте на вопрос: если ваша жена без повода вдруг натравила на вас копов, то может она больная на голову, и это знак свыше, что давно пора развестись?..

Нет, ну правда. Вот у вас есть жена или муж. Подумайте: он/она способны на такую подлость?.. Если ваш ответ «да», то может лучше не ждать, пока он/она это сделают?..

Собственно это и всё, что можно сказать об этом законе. Вполне прогрессивный закон, решающий реальную проблему и защищающий жертв домашнего насилия. Вот если его положения перенести на обычные отношения полов на работе или на вечеринке — тогда получится та дикость «секс под расписку, без суда и следствия, тюрьма-гроб-кладбище», которую разгоняли наши и российские недорогенькі и на которую, увы, повелись вполне приличные люди.

С вами был , всем любви и взаимопонимания, кохайтеся, та не з москалями.

One thought on “Рас писка, два писка

  1. «увы, повелись вполне приличные люди.»(с)

    А вы уверены, шо они таки приличные? «Умное лицо еще не признак ума»(с).

Comments are closed.