В мире членкинь

Что мне больше всего нравится в радфемках — так это подмена принципа добровольного согласия как условия приемлемого сексуального контакта принципом физиологического влечения. Мол, что без него всегда изнасилование.

И дело тут даже не в том, что влечение неизмеримо.

Дело в том, что они тем самым низводят человека до состояния животного. Предполагая, что он не может дать добровольное согласие вне физиологического инстинкта.

Сегодня мой организм был очень против того, чтобы вставать в пять утра без завтрака и ехать на вокзал. Вся моя физиология восстала против этого, что привело к кратковременному расстройству самочувствия. Инстинкт требовал немедленного возвращения в теплую кроватку к жене и коту. До сих пор глаза слипаются. По логике радфемок, меня похитили. По моей логике, я согласился на предложение коллег поехать во Львов.

Потому что человека отличает от животного то, что высшая нервная деятельность, включая волевой элемент, не всегда согласна с инстинктами.

Не каждого человека, да.

Но как-то не хочется равняться на тех, у кого не.

Victor Tregubov