Не блокчейн

Чуть больше 10 лет назад, 3 января 2009 года был создан genesis block Биткойна. Так началась история блокчейна, обещавшая перевернуть мир, создать новую экономику, сделать существующие банки реликтами прошлого.

10 лет — достаточно долгий срок, чтобы подвести итоги, поговорить почему ничего подобного не произошло и, скорее всего, не произойдет.

Если немного абстрагироваться от технологий, то блокчейн — это распределенный реестр записей (ledger), что-то вроде бухгалтерской книги, которую ведет не одно лицо, а множество. Множество независимых агентов договорились об общих правилах ведения учета: каждый ведет свои записи, записи сравниваются и агенты как-то определяют, какую именно последовательность записей считать правильной.

Очевидно, что если много агентов могут договориться о ведении записей, то ровно те же записи может вести и один агент, централизованно, ни с кем не договариваясь. До создания блокчейна все так и вели реестры — централизованно.

Легко показать, что централизованный реестр вести проще. Если цена централизованной транзакции равна единице, то та же транзакция будет стоить N + X(N), если ее ведут N агентов: каждый агент повторяет транзакцию ценою единица = N, плюс агентам нужно между собой договориться = какая-то положительная функция X() от N.

Отсюда следует, что распределенная транзакция всегда, без исключений, дороже, чем централизованная:

N + X(N) > 1

Это и есть фундаментальная причина того, что блокчейн так и не нашел широкого применения.

Для чего?

На сегодня существуют три категории применения блокчейна:

1. Совершение незаконных сделок.

Если кому-то нужно совершить незаконную сделку, то по определению закон ее не защищает. Мало того, высока вероятность, что закон будет преследовать участников сделки. Совершение незаконных сделок с централизованным посредником очень опасно и дорого, так как посредник подвергается значительному риску и требует за то значительной платы. Совершение подобных сделок при помощи криптовалюты удобно решает проблему слишком дорогого/невозможного посредника. Несмотря на то, что распределенная сделка при прочих равных дороже централизованной, это все равно лучше, чем риск сесть в тюрьму.

В эту категорию попадают всякие Silk Roads, отмывка денег, обход валютного регулирования. В частности, в этой категории находится наиболее масштабное на сегодня применение криптовалют: вывод денег из Китая. Китайские власти наложили очень жесткие ограничения на вывод капитала из страны. Для того, чтобы эти ограничения обойти, китайцы покупают майнинговые системы и электричество внутри страны за юани, майнят криптовалюту, продают ее за границей за доллары.

2. Законные транзакции — неэффективный/незаконный бизнес.

Блокчейн дороже, чем централизованная транзакция. И, тем не менее, часто его пытаются использовать, несмотря на неэффективность. Так происходит потому, что неэффективность компенсируется иным способом.

Например, ICO. Бизнес-модель, продвигаемая ICO-компаниями, как правило, не жизнеспособна. Даже в тех редких случаях, когда она работает, ровно тоже самое можно сделать эффективнее без блокчейна. Однако, если бы вместо ICO компания попробовала бы выйти на традиционное IPO, IPO бы или провалилось вовсе, или смогло бы получить в десятки раз меньше капитала в обмен на значительную часть акций компании. То есть в отличие от IPO, ICO приносило и существенно больше денег и владельцы не теряли контроль над компанией. Почему так? Во-первых, эффект толпы, потому что “блокчейн — это будущее, он перевернет все”. Во-вторых, обходятся требования регулятора рынка ценных бумаг: увеличивается спрос за счет неквалифицированных инвесторов. В-третьих, легко привлекаются криминальные деньги для их отмывки.

И да, в этой категории находится и лично ваше любимое ICO, сами подставьте сюда его название. Подавляющее большинство ICO мало отличается от финансовых пирамид.

В этой же категории находятся попытки компаний типа IBM, Maersk, Сбербанка и т.п. работать над блокчейном. “Блокчейн — это будущее. Мы должны быть на переднем крае его разработки”. По-английски такое поведение называется “fear of missing out” или FMO — страх отстать. Никакой пользы от этих разработок нет вообще. Все, что можно сделать с блокчейном, можно сделать эффективнее без него.

“Но как же, – спросите вы. – Это же большие уважаемые компании, наверно они понимают куда тратят свои деньги?” А вот нет. В большой компании существует большая дистанция между людьми, принимающими решения, и людьми, понимающими, что происходит. Первые не обязательно слушают вторых. Кроме того, исполнители могут быть рады получать деньги и делать то, что им скажут, даже если понимают, что занимаются ерундой. Руководство может понимать, что блокчейн не нужен, но при этом все равно тратить на него деньги, исходя из требований совета директоров и риска “ну а вдруг там все-таки что-то есть, а мы отстанем?” (Пари Паскаля).

3. Продаем кирки и лопаты

По-английски selling picks and shovels. Во времена золотой лихорадки в Калифорнии самые большие деньги заработали не старатели, а продавцы лопат. История повторилась во времена блокчейна — деньги зарабатывают криптовалютные биржи (в том числе на “ой нас обокрали, не виноватые мы”), NVidia, продавцы оборудования для майнинга и т.п. Бизнес вполне здоровый, за исключением случаев откровенного мошенничества, но производный от категорий 1 и 2.

А как же smart contracts?

Договор нужен для того, чтобы в случае проблем принудить участников сделки к выполнению своих обязательств. Обычные договоры защищены законом: стороны могут быть принуждены всей силой государства. Иными словами, если кто-то отказывается от выполнения условий, он рискует, что к нему в дверь постучат люди с оружием и физической силой лишат нарушителя собственности, свободы или жизни.

Смарт-контракты дают дополнительные возможности только если стороны производят обмен ценностями, полностью представленными в блокчейне, и даже в этом случае только очень ограниченно. Как только ценность выводится из блокчейна, смарт-контракт теряет возможность принудить сторону к выполнению обязательств. Мало того, даже если ценности остаются в блокчейне, возможности отката сделок как мера принуждения может привести к катастрофическому каскаду откатов.

Например, Вася заключил с Колей смарт-контракт, по которому Вася дал Коле в долг 1 ETH на месяц под 10%. В конце месяца смарт-контракт должен списать из Колиного кошелька в Васин 1.1 ETH. Но вот незадача, в Колином кошельке в конце месяца не оказалось 1.1 ETH. Там вообще ничего не оказалось, так как Коля все деньги потратил на крутую космическую станцию в Eve Online и уже ее угробил. Что Вася будет делать со своим смарт-контрактом?

— Он может пойти в обычный не-смарт суд, но зачем тогда смарт-контракт?
— Можно было, конечно, положить деньги в эскроу, но зачем тогда Коле кредит от Васи если он не может деньгами воспользоваться?
— Откатить сделки Коли, чтобы вернуть Васе его 1.1 ETH? С какой стати продавец космической станции должен возвращать деньги, если он выполнил свои обязательства в полном объеме?
— Предположим даже, что Коля потратил 1 ETH полностью внутри блокчейна, но получатели колиных денег тоже совершали транзакции. Васин 1 ETH поучаствовал в 1 млн транзакций за месяц. Вы предлагаете их все откатить?

Практически смарт-контракты применяются только при продаже токенов во время ICO. Для продающей стороны токены не имеют никакой ценности (их инкрементальная цена в точности равна нулю). Продавец не несет никакого риска по сделке, даже в случае ее отката потому что он обменивает товар с нулевой ценность на товар с ненулевой. Обязательства продавца оказываются выполненными в момент доставки не имеющих никакой ценности токенов. Таким образом, риск недоставки токенов исключительно низок и только поэтому контракты там работают.

Что ваши доллары? Бумажки!

А вот и нет. У фидуциарных денег (фиат-денег или бумажных денег) есть одно принципиальное отличие от криптовалюты: у них есть конечный потребитель. Каждое государство, выпускающее свои деньги, собирает налоги с граждан. Налоги практически везде номинируются в валюте государства. Даже если в стране масштабно используется чужая валюта для транзакций, налоги все равно номинируются в своей валюте, а значит она должна быть куплена как минимум для уплаты налогов. Это и создает конечный спрос на госвалюту, а значит ее стоимость не может упасть до нуля пока государство собирает налоги, даже если в остальном она полностью исключена из оборота.

Что касается долларов, то в США приблизительно четверть ВВП собирается в качестве налогов. Четверть рабочего времени каждого американца принудительно тратится на поддержку государства и доллара. Ничего подобного ни у одной криптовалюты нет.

Количество фидуциарных валют ограничено количеством государств на Земле. Количество криптовалют не ограничено ничем. Каждый житель земли может иметь свою личную криптовалюту. Каждая бактерия, живущая в кишечнике каждого жителя Земли, может иметь свою криптовалюту. Каждый атом, составляющий Землю может иметь свою криптовалюту. Предложение валют ничем не ограничено в принципе. А спрос ограничен объемом экономической деятельности, совершаемой при помощи криптовалют, что, в долгосрочной перспективе сводится к категории 1 — незаконным транзакциям. Неограниченное предложение — ограниченный спрос.

Прочие мелочи

Забыли пин-код от своего банк-клиента? Не беда, позвонили или сходили в банк, поменяли пинкод. Забыли ключ к своему криптокошельку? Не беда. Позвонили в … Никуда не позвонили. Деньги пропали.

Заключили контракт, написав на бумажке: “Коля должен Васе 100 тыс рублей”. Коля не вернул, Вася пошел в суд и выиграл, получил исполнительный лист и отобрал у Коли его машину. Заключили Вася и Коля смартконтракт на 1 ETH, а дальше смотри выше. Васины деньги пропали.

“Сколько вам будет стоить перевести 2 млн рублей из России в Уганду? А вот если переводить в биткойнах, то это будет стоить всего $10 (ну или около того)”. А вот нет. Вы заплатите $10 за перевод 10 BTC из одного кошелька в другой, но если вы захотите их потратить, то вам нужно будет BTC сконвертировать в нормальные деньги, и тут вы заплатите сильно больше, чем денежный перевод из страны в страну даже через WU.

“Lightning network решит все проблемы”. Да, решит некоторые проблемы, но решение вам не понравится. Помните формулу N + X(N) > 1? Так вот Lightning network решает проблемы путем уменьшения N. То есть снижает цену транзакции путем уменьшения количества агентов, делая систему менее распределенной. Тогда может быть стоит поступить радикально и уменьшить их до минимально возможного значения — единицы?

Что ждать от блокчейна в будущем?

В будущем криптовалюта останется, но будет использоваться практически исключительно для совершения незаконных транзакций, то есть категория 1. Биткойн скорее всего не подешевеет до нуля, но количество транзакций будет постепенно снижаться, особенно если в Китае начнутся экономические проблемы и спрос на вывод капитала упадет.

Возможно, кто-то найдет истинно распределенное применение блокчейну. Например, криптовалютный TRON Foundation, недавно купивший компанию BitTorrent Inc (на самом деле называется Rainberry, Inc.), надеется скрестить криптовалютные транзакции с протоколом Битторент. И то, и другое является распределенным, соответственно, может быть что-то интересное из этого получится. Однако, более вероятно, что все выродится в плату криптовалютой за пиратский контент, т.е. снова категория 1.

Источник