Журналист, а как ты нагадил своей стране?

Анна Оскомина: Я, вероятно, буду самой циничной из своей ленты.

Я вообще не понимаю, как у кого-то рука поднимается осуждать тех, кто добывал контрабандой из России комплектующие и запчасти для нашей военной техники.

И я не вчера родилась, я прекрасно понимаю, что контрабанда, да ещё и такая опасная, обрастает огромными издержками за риск. Я не знаю, как формируется цена на черном рынке. И вы не знаете. И «аааа вдвое дороже» — на самом деле не «аааа», а может быть и втрое, и вчетверо. Потому что если вам критически нужен товар и речь идёт о вашем выживании, вы отдадите столько, сколько сможете.

Разумеется, есть риск, что где-то придет некондиция, и вы не сможете вернуть ее по гарантии, так как нет никакой гарантии. Просто если некондиция превышает какой-то разумный процент от поставки, кому-то отбивают почки или голову, в зависимости от обстоятельств. Но гарантий все равно никто не даёт.

Разумеется, где-то что-то у кого-то прилипнет у рукам. Потому что схема черная, и все участники в ней рискуют здоровьем и головой, и в таких темных темах мало людей благородных, бескорыстных и совестливых. Как-то плохо они там приживаются. И зная людскую породу, легко можно допустить, что кто-то из участников свой риск и участие эммм слишком переоценил, скажем так. Но с этим должны разбираться соответствующие органы, а не чистенькие сетевые мы с вами.

Но прежде чем гневно осуждать, попробуйте смоделировать свои действия в ситуации, когда от рака у вас умирает близкий человек. И лекарство, которое может облегчить его состояние, продается только в России и ввезти его официально невозможно. И ещё и по рецепту. Попробуйте придумать, какими путями вы будете его доставать и сколько переплатите в итоге.

И открою секрет: на этом непростом пути вам без коррупции — никак.

Есть ситуации, в которых у тебя есть выбор: либо ты сильно выпачкаешь руки, но выживешь. Либо в очень белых перчатках ляжешь в гроб. И когда на тебя наступает вражеская армия, а твое оружие попилили усатые недополковники и косатые недоканцлерины, это вот как раз такая ситуация.

А неизбежными (!!) злоупотреблениями в таких ситуациях должны заниматься те, у которых есть опыт, знания и доступ к полной информации. Но точно не порхающие по грантам журналисты и не «фейсбучное правосудие».

Ну и давайте уже меня распнём за мнение, правдоборцы. А то ж давно я от вас тапками не получала.

Андрей Шор: Ну что, «расследование» Бигуса уже дало плоды, мне рассказали из первых рук, с фактажом.

Абсолютно критических запчастей для очень важной сферы обороны больше не будет. Кроме контрабаса из России их взять больше негде (я знаком с предметной областью, и в этом убежден. Не знал, что все так плохо, хотя стоило подозревать).

Оборудование, которое только недавно удалось начать восстанавливать и поддерживать, теперь обречено.

Стоимость вопроса по итогу — миллиарды. Если кто-то согласиться нам продать аналог, очереди не видно. Импортозамещение невозможно. «Разорения бюджета» нет — покупалось за спонсорскую помощь от тех, про кого если напишу, заорут «предвыборная пропаганда». Доставлялось и до того с риском, но теперь — все.

И да, о чем тут идет речь — права сказать не имею, ни малейшего.

Вот теперь я реально в депрессии.

Повторю — стоимость ущерба — миллиарды, но тут измеряется уже не только деньгами. Чем и когда удастся закрыть дыру теперь — непонятно.

Вот теперь я категорически ТРЕБУЮ привлечь причастных к утечке к трибуналу. По законам военного времени.

Добавить комментарий