Бабушкины ферросплавы

Расследование Дмитрия Марунича о ферросплавном бизнесе Коломойского, которое вышло 19 февраля в его блоге на сайте «Цензор», вызвало меньший резонанс, чем расследование Бигуса о Свинарчуке-джуниоре. А если быть точным, то вообще никакого резонанса не вызвало. И это, в общем, понятно: кейс Свинарчука вызывает бурю эмоций, кейс Коломойского, в котором только цифры и факты – усталый вопрос: ну что он там опять украл/отжал/вывел?

Однако, несмотря на отсутствие шокирующего эффекта, кейс Коломойского не менее показателен. По двум простым причинам: первая – ущерб государству, о котором идет речь у Марунича – 6 млрд долларов. И вторая – расследование Марунича основывается на анализе сводных данных ГФС, МЭРТ и биржевых котировок, а не на проверенной журналистами информации анонимных источников. Разница примерно как между «Вашингтон пост» и «Вашингтон таймс» (привет Саше Дубинскому).

И поэтому, думаем, что те 1600 просмотров, что есть у блога Марунича сейчас, не отображают важность изложенных им подсчетов. С чем, похоже, целиком согласен фигурант расследования Коломойский, по жалобам ботов которого был забанен аккаунт Марунича в Фейсбук.

Итак, о чем пишет Марунич?

О ферросплавном холдинге Пинчука-Коломойского. А точнее, Коломойского-Пинчука, поскольку первой скрипкой в этом дуэте выступает глава группы «Приват», которому принадлежит 70% виртуального холдинга.

Это вертикально интегрированная структура, в которую входят добывающие предприятия – Покровский и Марганцевый ГОКи, и перерабатывающие предприятия – Никопольский и Запорожский заводы ферросплавов. Еще один завод ферросплавов – Стахановский, остался в ЛНР и не работает с 2014 года. Но и без него оставшиеся под контролем Коломойского предприятия дают 89% от общей мощности производства ферросплавов в Украине. Это к вопросу о недопустимости монополизма, о чем недавно с такой страстью рассказывал кандидат-технократ Зе.

Все объекты холдинга, кроме НЗФ, были приватизированы Коломойским при Кучме в 90-х.

Суммарно – за 100 млн грн, при минимальной стоимости в 1 млрд долларов. НЗФ, как известно, был фактически подарен Кучмой своему зятю Пинчуку. Но затем перешел под оперативный контроль Коломойского в обмен на 30% в холдинге.

Все активы холдинга выведены на оффшоры. И весь экспорт ферросплавов, а это около миллиона тонн в год – Украина является одним из крупнейших экспортеров в мире, – идет через оффшоры в Белизе.

Именно они являются первичными покупателями.

Делается это для того, чтобы меньше платить налогов с прибыли в бюджет. А точнее – вовсе их не платить. С этой целью продукция поставляется по заниженной цене, а оффшор продает ее уже по рыночной цене.

Считалось, что Коломойский использовал эту схему только во времена Януковича чуть ли не с благородной целью не кормить донецких. Но нет. Данные, которые приводит Марунич, свидетельствуют о том, что схема работала и после 2013 года. При этом у олигарха-патриота уже после победы Майдана ценовая разница на тонне никак не изменилась, и в 2012-2016 составляла 300 долларов, а в 2017-м даже возросла до 400. Именно поэтому заводы Коломойского были либо убыточными, либо показывали смехотворную прибыль. В целом, с 2010 по 2017 год от продажи базовых ферросплавов за рубеж на офшорных счетах Коломойского осело около $2,75 млрд.

Та же схема использовалась и при экспорте марганцевой руды ГОКами Коломойского. Занижение цены за тонну составляло в разные годы 90-315 долларов. В целом, с 2010 по 2017 гг. от поставок марганцевой руды за рубеж на офшорных счетах Коломойского осело около $125 млн.

Зеркальную схему Коломойский использовал для импорта марганцевой руды на свои заводы. Этот импорт необходим технологически – сырье из рудников Коломойского в Гане и Австралии смешивалось с украинским для получения конечного продукта необходимого качества. Так вот руда из Ганы и Австралии шла по ценам, значительно превышающим рыночные. Разница на тонне составляла от 100 до 280 долларов. Делалось это опять-таки ради того, чтобы без шума и пыли условно легальным путем как можно больше денег вывести в офшоры. В целом, с 2010 по 2017 гг. только от продажи руды с зарубежных активов «Привата» своим же ферросплавным предприятиям на офшорных счетах Коломойского осело более $1,1 млрд.

Ну, и, конечно же, Коломойский был бы не Коломойским, если бы не воспользовался своим монопольным положением на внутреннем рынке. Мы помним ситуацию с Днепразотом, единственным производителем хлора для дезинфекции питьевой воды, остановкой которого Коломойский шантажировал Украину, а затем поднял цены в 3-5 раз. Аналогичная ситуация была с ферросплавами. Для украинских покупателей «Приват» выставлял цену на них на 200-300 долларов выше цен на внешних рынках. Это привело к росту импорта традиционных ферросплавов в страну и, соответственно, оттоку валюты за рубеж. По подсчетам Марунича, с 2010 по 2017 года, используя монопольное положение на украинском рынке и нечестную конкуренцию, Коломойский получил около $578 млн.

Но, наверное, аккумулируя миллиарды долларов в офшорах, Коломойский вкладывал в развитие своих предприятий, которые он получил за бесценок у государства? Вовсе нет. Доля электроэнергии в себестоимости украинских ферросплавов, как в советское время, достигает 50%. На заводах по-прежнему работает устаревшее морально и физически энергозатратное оборудование. Сколько-нибудь значимой модернизации не проводилось. Зачем, если и так работает и приносит миллиарды? Но если у вас 50% цены продукции – это электроэнергия, конечно, тариф становится проблемой. Чем он выше, тем ниже маржа.

Можно провести модернизацию и поставить современное оборудование, а можно продавить дедушку Азарова на льготный тариф со скидкой в 30%.

Угрожая в противном случае – правильно, остановить заводы. И убрав из заключенного с правительством меморандума все пункты об исключении офшоров из цепочек посредников, о модернизации и снижении энергозатрат. И на этих условиях, то есть со скидкой в 30%, холдинг Коломойского и Пинчука проработал до 2016 года. Скидка компенсировалась за счет других промышленных потребителей электроэнергии.

Собственно, именно отсюда и растут ноги священной борьбы Геруса, Войцицкой, Лещенко и прочих лоббистов Коломойского, борцов с формулой “Роттердам+”, после запуска которой ферросплавный холдинг стал платить столько же, сколько и другие промышленные потребители.

К слову, олигарх-патриот относится как к устройствам для получения прибыли не только к печам и станкам своих заводов, но и к сотрудникам этих заводов. В сентябре прошлого года мы делали репортаж из Запорожья и показывали фотографии общежития Запорожского ферросплавного завода. Здание находится в аварийном состоянии и требует немедленного ремонта. На некоторых балконах нет заграждений. Внутри антисанитария, вода по часам, крыша течет, а в окна, как рассказали нам местные старожилы, задувает зимой так, что «сугробы на подоконнике». Но у Коломойского есть траты более важные, чем какие-то рабы в Запорожье. Телеканал «1+1», требующий миллиона долларов в день, опять же независимый кандидат Зе, выступающий против монополии.

Так вот, по подсчетам Марунича, за период действия льгот только за счет действия специальных тарифов Коломойский получил $166 млн. А общая сумма незаконного заработка и ущерба, нанесенного Коломойским государству за счет махинаций в ферросплавном бизнесе, составляет около $6 млрд.

Это – только ферросплавный бизнес. А есть еще Укрнафта, НПЗ и заправки, Приватбанк и множество более мелких тем. И поэтому, когда смотришь на кандидата Зе, понимаешь – остальные кандидаты действительно коррумпированы. А эти глаза – врать не могут. Выбери их – и вся страна будет общежитием Запорожского завода ферросплавов.

Страсти

Ссылка на расследование Дмитрия Марунича «Больше чем Приват»

Добавить комментарий