Надо просто перестать стрелять ©

А это привет 73%. Любите Саака? Читайте. Саак отползал свое на коленях перед Путиным, предлагал отказ от НАТО, отказ от чего Путину угодно, законодательно закрепить «интересы» Путина в Сухуми — слышите, законодательно! — да что угодно предлагал. А получил сапогом по морде. И знаете, почему? Потому что мышебратья так устроены: как видят кого на коленях, так первым делом сапогом по морде.

И у нас каких-то 3 месяца назад была возможность не повторять чужих ошибок. Но для этого в голову надо не только есть. К сожалению, у 73% населения голова предназначена исключительно для загрузки в нее программ Коломой-ТВ. Поэтому придется учится на своих ошибках. И еще вопрос — получится ли.

Зеленский с удовольствием вылижет путинские сапоги, с удовольствием подпишет кабалу для Украины, радостно откажется от Крыма: мы же через Керченкский пролив уже не ходим, да? Мы ж уже считаем провокацией ходить в своих водах, да? Ну вот, начало положено.

Зеленский согласится разместить миротворцев на линии разграничения, чего добивается Путин. Зеленский разоружит армию, устроит федерализацию, отменит закон про мову, отменит квоты, эфир будет состоять полностью из кремлевской пропаганды, но… мир все равно не получит.

Потому что Кремлю не нужна ни федерализация, ни русский язык — какой русский язык он «защищал» в Грузии? Напомню, в августе 2008 в Грузии Путин «защищал» «миротворцев», тех самых, что ранее туда поставил. Именно за этим и нужны Путину миротворцы только на линии разграничения на Донбассе: затем же, зачем и в Грузии — провоцировать, а в случае ответки получить повод для вторжения. И если Зеленский согласится на путинский сценарий, то так и будет.

Потому что Путину не нужны ни Крым, ни Донбасс. Путину нужна Украина. И желательно – без украинцев.

Светлана Самборска


Фото дня

Американские студентки изготавливают военные плакаты. Нью-Йорк, 1942 год.

По сути «инфоволонтёры», просто блогов тогда не было. Интересно, много ли было в США людей, которые называли их «рузвельтоботами», или типа того?


Челюсти надо тренировать

Когда я увидел в первый раз как россияне не смогли заказать пиво в польском кафе я подумал, что это просто ментальная недостаточность конкретных людей.

Потом подобные случаи повторялись многократно. И я видел, как наши «донбассяне» из «русскочелюстных» становятся абсолютно беспомощными за границей. Не могут прочитать номер рейса на билете (арабские цифры, как и в русском языке), не могут прочитать вывески, сказать «спасибо» на любом языке кроме родного.

ИМХО дело тут в некотором сформированном восприятии своего родного языка, как единственного человеческого. А остальные просто не хотят говорить по-русски, придурки. И в мозгу формируется стопор, который мешает воспринимать даже минимум, который должен заходить сам.

Вот именно поэтому НЕЛЬЗЯ сворачивать украинизацию на Донбассе. Это вредит будущему наших детей. Потому, что даже начальная билингвальность дает намного больше шансов на изучение еще польского, английского, немецкого, венгерского и других языков. Именно из-за отсутствия стопора. Когда человек интуитивно понимает, что есть другие языки, они отличаются и выучить их ВОЗМОЖНО и СТОИТ, чтобы было легче получать и передавать информацию.

Сергей Горохов


Злочин, де немає потерпілих

Ми – єдина партія в Україні, яка відкрито говорить про речі, які багато хто шельмує як аморальні та не гідні згадки. Тому максимальна увага, читачі. Сьогодні ми побалакаємо про проституцію.

Який дивний парадокс: ми з піною в роті волаємо про корупцію чи погану медицину, які б’ють по наших кишенях та здоров’ю, але вдаємо глухих і сліпих, коли заходить мова про канабіс, зброю чи, борони боже, проституцію. Аналогічна ситуація з політичними партіями – знищити корупцію та запровадити страхову медицину обіцяє кожен перший проект, а як спробувати навести лад у тіньових сферах, де і «чорний нал», і порушення прав людей, так ми тут ні до чого, ми тут просто так.

Вітаю всіх. Мене звуть Аліна Сарнацька, я спікерка партії з питань декриміналізації секс-роботи. Я була секс-працівницею 8 років. За цей час мені довелось поховати кількох колежанок, стрибати з машини на ходу та організовувати заколот на «фірмі». Я потрапила в цю сферу цілком добровільно, це був мій власний вибір з-поміж кількох різних варіантів. І зараз мене часто запитують, чи не хочеться мені тупо викреслити цей період. Але моя відповідь – ні. По-перше, це відповідальність людини, яка вижила. По-друге, тепер я знаю, як це працює і що з цим робити далі, щоб захистити життя та здоров’я людей. Вже п’ятий рік я займаюсь активізмом, адвокатую за декриміналізацію секс-роботи.

Читать дальше