А чо, бля, если нет? (с)

Роман Доник: Знаете, почему я спокоен?

Потому что это уже было в истории Украины. И даже в новейшей истории. И даже потому что в 14 году Порошенко тоже думал, что сможет разрулить. А потом зашли регуляры и был Иловайск, ДАП, Дебальцево. После этого, ПП не питал никаких иллюзий. Просто россияне для него стали понятны. Как и цена их словам.

Сейчас, мы с вами, пытаемся определить Зеленскому красные линии, за которые заходить нельзя. Но это херня. Пока его россияне жёстко не н@ебут, он не поймет. Он считает, что он дохуя умный, а все, кто ему говорит что-то поперек, это проплаченные порохоботы. Ему так Богдан объяснил.

Он может даже так войти в роль, что сам поверит, что его волнует судьба пленных и заложников. Пять с лишним лет не волновала, а тут вдруг заволновала. Внушаемый типчик. Сам себе может что угодно внушить. Но его наебут. Они всегда так делают. Сотни лет.

Поэтому я просто жду, когда случится то что случилось в 14. И нам к этому нужно быть готовым. И нам и армии. К любому обострению и к любой войне. Два армейских корпуса на границе и 40 тысяч боевиков на Донбассе, они же сами по себе не рассосутся. И нам нужно будет выстоять. Потому что по любому н@ебут. Н@ебут и ударят. Тогда и опыт Порошенко пригодится. И льготы ветеранам.

И единственное что важно, чтобы заметая следы за собой, Коломойский и Богдан не поставили Украину на грань капитуляции. Потому что для них Украина, это кормовая база.


Vladimir Zavgorodny: У каждой великой страны есть традиции. Собственно, некоторые полагают, что как раз наличие традиций делает страну великой.

И вот, возможно, именно согласно этой логике, в Украине тоже завелись новые традиции.

Так, в США каждый новый президент последние лет уж двадцать, если не больше, начинает с «перезагрузки отношений с Россией».

Так, в Украине, походу, каждый новый президент пытается договориться с Россией и обеспечить мир.

Президенту Порошенко и его команде в какой-то момент стало ясно, что договориться и помириться не получится. Просто в процессе приключились Иловайск, ДАП, Дебальцево и ещё пару неприятных эпизодов.

И вот теперь президент Зеленский говорит: «Нет, слушайте, ну давайте попробуем? Ну вот отойдём с позиций, перестанем стрелять, и посмотрим, ну вдруг получится?»

А что если не получится?

— Ну, тогда вернёмся на позиции, в чём проблема. Вот берём вот так вот этих молодых людей, вот так мышкой обводим как в стратегической игре. Щелчок правой кнопкой. В атаку! Они бегут, в них стреляют, они умирают, они горят в танках и БТР, им отрывает, ноги, руки, головы, кишки волочатся по земле, потом вертолёты, скорые в Днепре и в Киеве, виииу-виииу-виииу, волонтёры закупают чёрные мешки, роаспишитесь вот здесь, понимаем, потеря, НО В КОНЦЕ ВСЁ ПОЛУЧИТСЯ, в крайнем случае вернёмся на позиции и продолжим всё так, как было.

В ЧЁМ ПРОБЛЕМА?

Ну давайте просто попробуем. Ну в Иловайске погибло 366, ранено 400 с лишним, в плену 368, потери техники 125 единиц — ну вот хуже не будет, давайте попробуем!

А вдруг получится?

Смотрите, за январь 2019 года погибло 3 человека, в феврале и марте — по 8.
Вы что, хотите, чтобы наши мальчики продолжали гибнуть?
Конечно нет. Так что мы должны добиться мира. Для начала мы начнём развод войск, и за июль погибнет 14 человек. Потом объявим хлебное перемирие, и за август погибнет 8, за сентябрь — 13, но мы просто сделаем вид, что перемирие работает, ПОТОМУ ЧТО НАМ НУЖЕН МИР! ВЫ ЧТО, ХОТИТЕ, ЧТОБЫ НАШИ МАЛЬЧИКИ ПРОДОЛЖАЛИ ГИБНУТЬ?

Так что давайте просто попробуем.
Ну а вдруг получится?
Вдруг мы перестанем терять по 8-10 человек в месяц, это же будет замечательно.

А если не получится, то хуй с ними, потеряем территории, потеряем 500 или тысячу убитыми, жителям населённых пунктов, оказавшихся в зоне контроля сепаров вспорют пару животов, отрежут руку-другую, НО ЗАТО БУДЕМ ЗНАТЬ, ЧТО РОССИИ ДОВЕРЯТЬ НЕЛЬЗЯ!

Ну, до следующего президента.
Который тоже постарается договориться с Россией и обеспечить мир.

Это у нас традиция такая.

Добавить комментарий