Оно совсем больное?

Роман Донік: Утром, возле мемориала памяти жертвам Голодомора было очень много лампадок, свечек, колосков и цветов. Но потом туда приехал Зеленский с женой и для них мемориал почистили. Выбросили все, что до этого принесли люди.


Ганна Білозерова: Вранці він був на Михайлівській площі біля пам’ятника. На пустій площі в супроводі численної охорони. А о 16 приперся до Меморіалу. Охорона перегородила парк і кілька годин тримала людей на морозі, не давала підійти до Меморіалу, поставити свічки, як це було завжди. Навіть при Янику. Ну і зачистила все.. Воно перелякане вусмерть…


Ні капітуляції

Мы никак не можем объединить протест. Многие из тех, кто уже протестует против новых налогов, кассовых аппаратов, растущих тарифов и других экономических новаций «Слуг народа», крайне подозрительно относятся к протестующим против капитуляции. Потому что эти люди не понимают, в чём ценность суверенитета, независимости, свободы слова и других абстрактных вещей, а всё непонятное — настораживает или даже раздражает. Они сами себя называют «простые люди», они говорят, что «просто хотят нормально жить», и для них что новые налоги, что борцы за независимость Украины — это раздражающий фактор, который им мешает. И пока это непонимание не будет преодолено — мы для них не союзники, а скорее враги.

Сегодня как раз тот день, когда проще всего на примере объяснить, почему суверенитет так важен. Сто лет назад наши предки «устали от войны» и решили не отстаивать независимость Украины. Вместе с утратой суверенитета они потеряли и все права: свободу слова, право голоса, право выбирать власть и право распоряжаться своей жизнью. Все эти права отобрали кремлёвские коммунисты, и воспользовались отобранным по своему усмотрению. У коммунистов были свои цели — провести индустриализацию, продавать зерно за валюту, сломать дух национального сопротивления, перегнать дешёвую рабочую силу из сёл в города, вынудить людей отнести последние сбережения в «торгсины» — важно, что украинцы, потерявшие независимость, уже не могли ничего возразить. Они пухли от голода, погибали миллионами, ели своих детей, но возможно даже тогда многие не уловили связь между потерей независимости и своей лютой смертью.

Девяносто лет спустя я вижу в Украине 73% населения, которое опять не понимают, что капитуляция перед Кремлём и сдача суверенитета страшнее любых тарифов и кассовых аппаратов. Я не говорю, что против этого не нужно протестовать — нужно, но если при этом вам плевать на капитуляцию, то можете особо не стараться. Отвоёванного куска колбасы вам надолго не хватит. Когда вы отдаёте России право управлять вашей жизнью — она может внезапно обесцениться, доказано историей. Путину и своих-то не жалко, а вы для него вообще «хохлы».

Когда в день памяти погибших в Голодоморе мы пишем «Ніколи знову», мы имеем в виду именно защиту своего суверенитета — потому что это единственный реальный способ не допустить повторения этого кошмара.

«Ні капітуляції» означает то же самое, но не один день в году, а всегда.