Почему я не люблю российских либералов?

Потому что в этой картинке они видят (цитата) «целое поколение россиян, которое не хочет жить при Путине». Это Леонид Волков о верхнем графике, где отображена молодёжь.

А я вижу, как резко снизилось количество желающих эмигрировать молодых россиян во время «Крымнаша». Имперский дух привит им с детства, и Путин разочаровал только тем, что больше ничего не захватил.


Добьёмся и перебьёмся

С советских времен у меня остался стойкий рефлекс, который ввергает знакомых киприотов в крайнюю степень изумления.

Я читаю журналы с конца. Беру журнал, открываю последнюю страницу и перелистываю к началу. И никак от этого не отвыкну – рефлекс. Людям выросшим в СССР нет нужды объяснять природу этого рефлекса. В самой счастливой советской стране в любом журнале на первых 2/3 страниц печатались передовицы «На встречу двадцать какому-то съезду КПСС», «пятилетку в четыре года», «дорогой Леонид Ильич подписал пионерам свою гениальную книгу Малая Земля» и прочая пропагадистская лабуда, читать которую было совершенно невозможно в силу законов Физики.

Поэтому советские люди читали журналы с конца, так как только на последних страницах печатались те нормальные материалы, ради которых, собственно, и выпускался журнал.

К чему я это рассказываю?

Я в последнее время подсел на журнал «Радио» 50-х годов. Готовлю одну полунаучную работу о том, как полупроводники внедрялись в нашу жизнь, и соотвественно, отслеживаю этот процесс по научно-популярной периодике тех лет.

И я реально подсел на все эти советские передовицы. Сейчас с расстояния в 70 лет читаю их, читаю, и с интересом. Целая эпоха раскрывается перед тобой как на ладони.

Поскольку «Радио» журнал технический, и пишет о величии Сталина и СССР, с технической, а не с идеологической точки зрения, то цензура там видимо ни хрена не понимала, что написано, и потому не лютовала. А описано там адское адище, в котором жили советские люди 50-х годов. Что понимаешь только сейчас, с расстояния в 70 лет.

Знаете, какая проблема стояла перед советской радиотехникой в 50-е годы? Телевидение? Космическая связь? Новая элементная база? Подготовка специалистов?

А вот ни хрена – самая главная задача – это радиофицировать колхозы! Не в том плане, чтобы трактористов радиостанциями оснастить, а чтобы просто провести в дома колхозников радиоточки. Вот такая невыполнимая задача стояла, которую никак не могли решить все 50-е. Журнал радио четно так и пишет, что какой-то непонятный разрыв получается: смотрим советское кино – во всех деревнях динамики на столбах и в домах, а как приедешь в любую деревню, ни хрена ничего нигде нет.

И вот из номера в номер, на протяжении трех лет я читаю передовицы на одну и ту же тему, как сделать так, чтобы в колхозах было радио.

Читать дальше


Против дна

Даже на фоне бардака и невразумительных действий власти последнего времени, одно дело выделяется сильно. Я уже не знаю, это дно дна, или как еще назвать. Это уголовное преследование Марченко и еще двоих офицеров.

1) Уголовка возбуждена по отсутствующему в принципе эпизоду преступления (Марченко НИКОГДА не осуществлял закупки).
2) Уголовка возбуждена по отсутствующему нарушению (Экспертиза показала, что бронежилеты соответствуют заявленным параметрам).
3) В качестве меры пресечения установлен один из самых крупных залогов в истории Украины, четверть МИЛЛИАРДА гривен на троих.
4) Содержание под стражей в СИЗО, что по кодексу запрещено в отношении действующих офицеров ВСУ.
5) Прямые свидетельства указаний в отношении дела из ОП и в ДБР, и в суд.
6) Вынесший решение судья отметился покупкой секс-услуг в борделе (в отличие от «индивидуалок» подпадающим по статью УК), причем пользовался услугами несовершеннолетней.
7) Ну а о процессуальных нарушениях даже говорить нет смысла, их там на несколько томов только перечисления.

Все это говорит о том, что данный процесс не имеет ничего общего с правосудием как таковым. Мы совершенно однозначно имеем дело с политически мотивированным преследованием, имеющим целью давление на все новые силы в МО и ВСУ в целом.

И целью намерено выбран знаковый персонаж. Сигнал очевиден. Если они посмели настолько беспредельно тронуть Марченко, то тронут любого. Любого, кто недостаточно сильно прогнется.

Мы не знаем, что можно сделать в этой ситуаци кроме публичности и заявления своей позиции. Поэтому считаем для себя абсолютно обязательным сделать то единственное, что можем. Выйти на акцию в день рассмотрения апелляционной жалобы. Мы должны показать, что по стране много людей, которые не дадут на тихой волне закрывать боевых офицеров под совершенно вздорными предлогами.

Марченко защищал всех нас. Если кто-то не в курсе или забыл, он прошел ДАП. И сделал очень многое в МО, чтобы защитить всех военных, обеспечив их максимально качественным обмундированием. Сейчас наша очередь защитить его. Это самое малое из того, что мы все ему задолжали.

Никита Соловьев, ДемСокира.

Мероприятие в Киеве.
Мероприятие в Харькове.