Дорога, вымощенная благими намерениями

Кажется, нашла промежуточный ответ на вопрос «почему на нашей территории всё всегда через жо…». И он многим не понравится.

Мы (условное обобщение) привыкли быть добренькими. Понимающими. Прекраснодушными. «Разговаривать». Твердить про «ах, надо достучаться» и «ах, надо понять».

Привычка быть добреньким удобна — она создает ощущение чистой совести, формирует позицию «я хороший, не то что остальные», защищает («я не то что эти скандалисты, я милый, смотрите»). Правда, «добренький» при этом отказывается понимать, что его «доброта» — за счёт социума, да и будущего в целом.

«Непокаране зло та розуміння (из благих соображений, конечно же) злочинців, навіть маленьких, веде до зростання зла«, — пишет знакомая, недавно переехавшая в Польшу.

И иллюстрирует этот тезис историей из крупного магазина, в котором работает. Несколько месяцев в магазине фиксировались случаи воровства. Руководство на нервах, но проблему не озвучивает, поскольку кто вор — неясно, прямых доказательств нет; сотрудники, каждый, чувствуют себя не в своей тарелке, поскольку к ним относятся с подозрением.

Поскольку вор не найден, проблема нарастает.

Дело доходит до того, что у одного из сотрудников крадут банковскую карту с зарплатой. Тут уже не промолчишь, менеджер магазина, полячка, берет пострадавшего продавца (девушка тоже недавно эмигрировала из Украины) за руку и ведет в полицейский участок писать заявление.

Когда они возвращаются, воровка находится сама.

Женщина, полячка, коллега и вроде бы даже подруга пострадавшей. Она отдает карту, плачет, падает на колени, кается, просит забрать заявление, рассказывает, что лечится от наркозависимости и, если делу дадут ход, у нее могут забрать детей.

И вот тут происходит цивилизационный разлом.

Поляки. Все как один настаивают, что заявление забирать нельзя. Потому что зло должно быть наказано. Потому что без наказания оно продолжалось месяцами и нарастало. Потому что воровка даже не подумала о том, на что будет жить ее коллега следующий месяц и за что она будет кормить собственных детей. Потому что тот факт, что в конкретном случае воровка испугалась и покаялась, не отменяет других возможных инцидентов — и где-то, может, без банковских карт и денег остались другие люди.

Украинцы (эмигранты). Тоже все как один настаивают, что надо войти в положение, «понять-простить-пожалеть-одетяхподумать» и заявление забрать.

* * *

Я думаю, этот цивилизационный разлом и есть то, что отличает изломанных коллективной выученной беспомощностью _нас_ от жителей цивилизованных стран.

Пока мы сохраняем прекраснодушие и твердим про понимание и необходимость достучаться, зло будет нарастать.

Прекраснодушие оправдано и допустимо лишь в одном случае: если у общества достаточно ресурсов, чтобы защитить себя. Если (условно) общество готово немедленно компенсировать продавцу потерянную банковскую карту и сумму на ней, и после этого на избытке ресурсов заняться вдумчивым перевоспитанием вора.

Но если общество не готово. Если обворованная девушка остается без денег и с моральной травмой. Если её же при этом пинают «ты должна понять, войти в положение, забрать заявление, а иначе ты нехорошая». Значит, каждый, кто призывает «понять-простить-достучаться», по факту играет на стороне зла.

Собственно, основной вывод. Избыточная толерантность, на которую по факту нет ресурсов, — вот то, что разрушает нашу цивилизацию. Потому что условное зло вопросами толерантности как раз не озабочено. Своей толерантностью и требованиями «понять-достучаться» вы по факту бьете условное добро. Его и только его.

Екатерина Комиссарова

Не смотря на то, что я это запостил, я не совсем согласен с автором. Спор этот стар как мир, называется «Справедливость vs Милосердие» и это именно тот тип спора, в котором истина где-то посредине. Потому что, во-первых, что там скрывать — все мы хотим, чтобы справедливость применяли к другим, а к нам справедливость если мы правы, и милосердие, если мы накосячили. И тот, кто сейчас будет возражать насчёт «я не такой», просто не оказывался в ситуации, когда совершил ошибку и был бы рад милосердию вместо справедливости.

А во-вторых, наша цивилизация (ну ок, пока ещё не «наша», но мы туда хотим попасть) зиждется на этих двух столпах, и ни один убирать нельзя. Автор справедливо замечает, что на милосердие (которое она неверно называет «толерантностью») нужны свободные ресурсы. Но на справедливость, как ни странно, тоже нужны ресурсы, и вдобавок не меньшие — вспомните, сколько стоит реформа полиции и судебная реформа, и почему они так и не завершились. Потому что вопрос не столько в деньгах, сколько в огромных изменениях, которые должны произойти в обществе. Это тектонические сдвиги, и они стоят кучу времени, которое ни за какие деньги не купишь.

One thought on “Дорога, вымощенная благими намерениями

  1. Принимая во внимание состояние нашего общества, нам сейчас справедливость гораздо важнее и нужнее, чем милосердие. В стране как минимум 75% населения не готовы нести ответственность за свои поступки. Общество болеет и требует длительного лечения. Гораздо более длительного, чем мы думаем.

Добавить комментарий