Классические отношения

В 195 г. до н. э. римские матроны вышли на улицы, чтобы потребовать отмены закона Оппия.

(Гай Оппий, трибун 215 г. до н. э., провел закон, запрещавший женщинам носить пестрые платья, ездить в повозках и владеть мало-мальски значительными средствами. Закон был отменен в 195 г. до н. э.)

Ювенал описывает толпу женщин, яростно кричавших: «Homo sum!» (Я — человек!) Имея право отвергать мужей, они теперь избавились и от отцовской опеки.

Также по закону, супруги владели имуществом раздельно, и так же раздельно писались завещания.

Брак был ритуалом, в результате которого женщина освобождалась от всех видов услуг и работ (включая кормление грудью младенцев), кроме прядения шерсти. Венерины утехи и вино были матронам запрещены, равно как и лежачая поза за столом.

За трапезой матрона, госпожа сидела в кресле. Приданое, выплачиваемое родителями, должно было компенсировать расходы на содержание рабынь, которые входили в дом в качестве служанок, дабы избавить госпожу (domina) от низменных занятий, несовместимых с ее статусом.

Единственной заботой матроны был уставной страх.

Знатные семейства, кланы (gentes), обручали своих детей с колыбели; девочек выдавали замуж в возрасте семи-двенадцати лет, еще не созревших, инфантильных, напуганных своим новым положением.

Считалось, что половая зрелость у девочек наступает в двенадцать лет, но эротические и педагогические удовольствия, извлекаемые из незрелости, приветствовались.

Римский закон был в этом пункте, как и во всех прочих, непререкаем: с рождения до семи лет ребенок считался неприкасаемым (infans означает «неспособный говорить», «животное», отвечающее за свои действия не более, чем безумец, furiosus, или черепица, упавшая с крыши).

С семи до двенадцати лет разрешались эротические игры, возможные при половой незрелости. Но после этого — только рождение детей и полное забвение всего, относящегося к эросу.

(из книги Паскаля Киньяра «Секс и страх»)

via Bandy Sholtes