Особенности национального карантина

Есть такой анекдот. Идёт по дальневосточной тайге с вкраплением исконно русских берёзок Годзилла. (Да, я знаю, в оригинале был Змей Горыныч, но у нас версия в духе мультикультурализма.)

Идёт, значит, Годзилла. Навстречу ему Медведь. Годзилла говорит: «О, Медведь! Завтра придёшь ко мне утром, я тебя съем!» — и записывает в книжечку. Ну, Медведь заплакал, пошёл печальный, с семьёй прощаться…

Идёт дальше Годзилла. Навстречу ему Волк. Годзилла говорит: «О, Волк! Завтра придёшь ко мне в обед, я тебя съем!» — и записывает в книжечку. Ну, Волк тоже заплакал, пошёл с семьёй прощаться, завещание писать там, нору на детей переоформлять, субсидию, всё такое…

Идёт дальше Годзилла. Навстречу ему Заяц. Годзилла говорит: «О, Заяц!.. Да что ж ты такой мелкий… Ну ладно, после шести всё равно жрать нельзя… Приходи, короче, завтра вечером, я тебя съем на ужин.» — и записывает в книжечку.

А Заяц говорит: «А можно не приходить?»

Годзилла, очень спокойно: «Можно.» — и вычёркивает.

* * *

Примерно так у нас пока выглядит адаптивный каратин.

Идёт по стране министр Степанов с главсанврачом Ляшко. А навстречу ему Тернополь. Министр Степанов такой: «О, Тернополь! Короче ты теперь в красной зоне, у тебя карантин и поезда не останавливаются, понял?» — а главсанврач Ляшко в книжечку записывает.

А Тернополь говорит: «Да пошёл ты на хуй, ладно?»

«Ладно» — отвечает министр Степанов. А Ляшко вычёркивает.

МЫ РОЖДЕНЫ, ЧТОБ СКАЗКУ СДЕЛАТЬ БЫЛЬЮ!

* * *

(На иллюстрации: реально существующая сувернирная фигурка под названием «Годзилла на пресс-конференции приносит извинения за причинённые разрушения».)

Vladimir Zavgorodny

Добавить комментарий