Любовь к коммунизму — следствие плохого образования

Для этой темы подойдет сравнение Че Гевары и Джона Коупертвейта. Первого знают все, второго знают только интересующиеся экономической историей. Первый — символ коммунистической Кубы, второй — министр в правительстве Гонконга.

Куба символизирует идеологический подход к экономике. Коупертвейт — пример прагматизма. Когда он начал работать в правительстве, ему было поручено контролировать цены. Он скоро увидел на практике то, что знал из книг — невозможно законами установить цены, которые были бы достаточно низкими, чтобы удовлетворить спрос, и достаточно высокими, чтобы стимулировать предложение. Цены надо отпустить и не лезть в экономику с налогами и субсидиями.

Че Гевара не получил экономического образования, в отличие от Коупертвейта, но он весьма серьезно относился к своей профессии гос. чиновника. Че Гевару впечатляли страны с развитой тяжелой промышленностью и он решил, что Куба должна стать промышленным лидером мира. Он считал, что для этого нужно взять под гос. контроль всю экономику, подчинив все центральному планированию.

Два разных подхода к экономике привели к разным результатам. В конце 1950 годов в Гонконге и на Кубе был одинаковый душевой ВВП — около 4500 долларов в пересчете на современные деньги. К 2018 г. Куба удвоила этот показатель — 9000 долларов. В современном Гонконге душевой ВВП — 64000 долларов, больше чем в Великобритании.


Оказывается, чтобы быть невиновным, нужно просто не ходить на суды

Как в том анекдоте:
— А можно я не приду?
— Можно, вычеркиваю.

Позиция ГЛАВНОГО прокурора страны против САМОГО зашкваренного судьи страны 👉 «не, ну а шо я могу сделать.?..»

* Бросать Рифа в тюрьму — можно.
* Бросать Стерненко в тюрьму — можно.
* Отмазывать ПО БЕСПРЕДЕЛУ Татарова — можно.

Всё можно. А вот посадить самого зашкваренного судью в стране — нельзя. Потому что у нас власть олигархата и коррупции. Вот что выбрали 73% — ссаньё в глаза, покрывательство своих и коррупцию.

По Татарову, кстати, такая же история. Дело похоронили — лично ОПУ с Венедиктовой. Всё, там закончены сроки досудебного расследования. Дело полностью рассыпалось. И всё это ради того, чтобы отмазать топового мента Януковича. Вот поэтому Байден нам и не звонит, потому что власть творит лютейшую дичь. Это позор для нас всех.

Слуга Народа должна потерять власть.

Марк Савчук, Демократична Сокира.


Критическая ситуация с НЗ продовольствия в военных частях

Такая вот официальная история. И тут вот есть у меня пару копеек.

Фишка в том, что в марте 2014 года я невольно стал волонтером по одной причине — знакомый рассказал о том, что в воинской части под Киевом банально несколько дней не кормят солдат. И это как-то вот совсем не уложилось у меня в голове, ведь я понимал и предполагал существование НЗ. Две буковки, которые понятны каждому — НЕПРИКОСНОВЕННЫЙ ЗАПАС. На всякие внезапные случаи, когда привычные механизмы логистики не работают. НЗ.

А НЗ надо регулярно обновлять. В течение предвоенных нескольких лет из НЗ продукты вынимались/проедались/крались, а новые не закладывались. Не работала система обновления НЗ. И в момент начала войны продуктов не оказалось.

Так вот. По странному (странному ли) стечению обстоятельств сейчас происходит тоже самое. С точностью тикающих часиков обратного отсчета. НЗ не обновляется. С нарушением законов, с потенциальными уголовными делами. Убытки на суммы в сотни миллионов гривен.

Странное стечение обстоятельств. Странное ли? Стечение ли?

Юрий Бирюков


Дружина Степана Бандери — Ярослава

Народилася на Східній Лемківщині у м. Сянок. Її батько греко-католицький священик Василь Опарівський був капеланом Української Галицької Армії (УГА) і загинув у червні 1919 під час Чортківської офензиви. Ярославі тоді було лише два роки.

Мати Ярослави — Юлія Ганківська була освіченою жінкою, яка закінчила Віденський університет. Поляки не давали їй належної до знань і навиків праці — і та заледве змогла влаштуватися вчителькою у селі. Її доля була трагічною, як і доля багатьох українських родин на Закерзонні — у липні 1944 року її вбили польські бойовики. Ярослава ще мала брата — Лева, якого німці розстріляли у Жовкві.

Сама ж Ярослава, закінчивши гімназії, вступила до Львівської політехніки на факультет агрономії, на якому декілька років перед тим вчився її майбутній чоловік. У 1936 р. Ярослава — ОУНівка, тому коли на західноукраїнські землі внаслідок пакту Ріббентропа-Молотова увійшли радянські війська, дівчина втекла до Кракова.

Там у 1940 р. Ярослава почала зустрічатися із Степаном Бандерою. Невдовзі пара взяла шлюб у краківській Церкві Воздвиження Хреста Господнього. Вінчання здійснював священик Степан Граб, згодом він вінчав «Марічку» Марію Савчин та «Орлана» Василя Галасу та інші повстанські пари на Закерзонні.

Свідками на весіллі Бандери були Люба Лемик (дружина того самого боївкаря ОУН Миколи Лемика, рідна сестра дружини Василя Бандери — Марії) і молодший брат Степана Бандери — Василь, який загинув невдовзі у нацистському таборі Аушвіц.

Щастя сім‘ї Бандер було нетривалим. Через рік Степана арештували нацисти за відмову відкликати Акт відновлення Української Держави 30 червня 1941 р. і відправили у табір Заксенгаузен. Ярослава тоді народила першу дитину Наталю і змушена була постійно переховуватися.

Continue reading