В Самарской области лишают родительских прав за отсутствие телевизора

Комиссия по делам несовершеннолетних собирается лишить отца родительских прав. Мотивом стало знание детьми иностранных языков и вязание крючком.

В с. Новотулка Хворостянского района Самарской области разгорается конфликт в сфере ювенальной юстиции. Отца трех мальчиков, 15, 13 и 11 лет, пытаются лишить родительских прав на основании того, что дети слишком развиты, а это ненормально, по мнению местных жителей.

Иван Сидоров, вместе с семьей, переехал в Самарскую область три года назад. Он посчитал, что с пятью детьми жить лучше в селе и купил дом. Вскоре развелся, мама с двумя младшими уехала в Самару, а с ним осталось трое сыновей.

Конфликт начался еще в прошлом году. Сидоров работает удаленно, в крупной европейской компании. Своих детей он воспитывает в иной системе ценностей, чем принята в селе. Дома нет телевизоров, дети читают книги, занимаются работой по дому и хозяйству. Хобби каждый выбирает по собственному желанию. Средний сын, Степан, любит вязать крючком. Самостоятельно освоил программирование. Ранее семья жила в нескольких европейских странах, так что дети владеют иностранными языками.

И именно все, вышеперечисленное, стало основанием отправить детей на социально-психиатрическую экспертизу и далее — в приют. Самарские врачи признали детей совершенно нормальными, но местные органы соцопеки не успокоились.

К завучу местной школы обратились родители учеников, с просьбой прекратить «неправильное влияние» на их детей. Обращение ушло в комиссию по делам несовершеннолетних. 9 октября Ивана Сидорова вызвали на комиссию и вменили ему «неисполнение родительских обязанностей».

«Ваши дети не знают, кто такой Чебурашка и кот Леопольд. У вас нет телевизора, вы учите их чему-то непонятному. Ваш сын умеет вязать крючком, значит он нетрадиционной ориентации. Вы сами и ваши дети должны уважать и принимать традиции того места, где вы живете. Вот такие обвинения мне предъявили», — прокомментировал ситуацию отец троих детей.

КДН настаивает на решение Сидорова родительских прав и обратилась в прокуратуру. Теперь надзорный орган должен разобраться с ситуацией.

Источник


ЖестЪ

«Среди жителей Обонежья (Олонец. губ.), — пишетъ одинъ наблюдатель,— оспа считается самой почетной и уважаемой гостьей, вслѣдствіе чего злыя ея проявленія стараются всевозможными способами умилостивить; въ разговорѣ оспу иначе не называютъ, какъ «оспа-матушка» или «оспа-Ивановна», причемъ обыкновенно прибавляется: «прости насъ грѣшныхъ». Какъ только кто-нибудь въ деревнѣ заболѣетъ оспой съ явными ея признаками, съ которыми уже все крестьянское населеніе хорошо ознакомлено, сосѣди немедленно собираютъ своихъ дѣтей, одѣваютъ ихъ въ праздничныя платья и ведутъ къ оспенному больному привѣтствовать «оспу-Ивановну».

Привѣтствіе это выражается въ троекратномъ поцѣлуѣ больного, и въ немъ нерѣдко принимаютъ участіе дѣти крестьянъ ближайшей округи, которыхъ для этой цѣли приводятъ иногда за 10—15 верстъ. Все время, пока оспенный больной въ домѣ, 4—6 недѣль, обычаемъ строго-настрого возбраняется всѣмъ членамъ семьи перемѣнять одежду, мести и мыть избу (кромѣ сѣней), а также произносить бранныя слова; при нечаянно произнесенномъ словѣ означеннаго характера всѣ члены семьи, нерѣдко десятки разъ въ день, подходятъ къ больному и просятъ у него прощенія, кланяясь и произнося: «оспа-матушка» или «оспа-Ивановна», «прости насъ многогрѣшныхъ «.

Если болѣзнь, какъ говорятъ крестьяне, «не унимается», а начинаетъ переходить изъ дома въ домъ, что, конечно, и бываетъ при такихъ условіяхъ, то тѣ крестьяне, у которыхъ оспенныхъ больныхъ нѣтъ, отправляются со своими дѣтьми на поклоненіе къ «оспѣ-Ивановнѣ» съ приношеніями.— Въ каждомъ такомъ домѣ заготовляется «три-девять» маленькихъ пироговъ изъ ржаной или пшеничной муки и приносятся съ поклонами и привѣтствіями въ даръ оспѣ: пироги раскладываются на столѣ около больного или на его постели, и ими угощаются всѣ посѣтители больного»

{«Русск. Вѣд.», 1891 г. No 67, корреспонденція изъ Обонежьи.} — И. Я. Неклепаев, «Народная медицина в Сургутском крае», «В память женщины-врача Е. П. Серебренниковой — литературный сборник», СПб, 1900.

Источник

Vitaly Ermolin


Фильм ужасов

8-ми летняя украинка, которую удочерили американцы, оказалась 22-летней карлицей.

Семья сбежала от неё в Канаду, опасаясь за свои жизни.

«…Наталья начала слышать голоса. Она напала на одного из детей в отсутствие взрослых. Она размазывала кровь по стенам и по стеклам. Кристин утверждает, что дочь даже пыталась убить их с Майклом. Так, однажды она толкала свою приемную мать на провода, находившиеся под высоким напряжением. И подливала ей в кофе химический отбеливатель. А на вопрос, зачем она это делает, отвечала: «Я хочу отравить тебя»»

«…Наталия также угрожала заколоть Барнеттов, когда они будут спать. Иногда, просыпаясь ночью, они видели ее, стоящей над ними. И боялись заснуть снова. Они начали прятать острые предметы.

«Она делала всякие заявления, рисовала рисунки, говоря, что хочет убить членов семьи, завернуть из тела в одеяло и спрятать их на заднем дворе», — говорит Кристин.»

Пруф

Timoshkoff Andrey


Простите, что не о Зеленском

Рассказали про красивый эко-скандал.

В Варшаве на реке Висла есть остров. В этом году мэрия, идя на поводу у зелёных, решила отказаться от выкоса травы. У некоего беженца из Дагестана, живущего на хуторе рядом с Варшавой, были арендованы козы, которые должны были эту траву есть. Чтобы не бросать своих коз, он нанял польского бомжа — с денег мэрии беженец платил бомжу три копейки + покупал сосиски.

На эти три копейки бомж покупал дешевую водку и весь день пил на острове с козами, закусывая сосисками.

Козы жили своей жизнью, пока не заболели. Бомж не умел лечить коз. Начался падёж, бомж попросил у беженца лопату, чтобы закапывать козьи трупы. беженец лопату не дал. Устав копать руками, бомж придумал скидывать трупы ночью в реку, но забыл привязать к ним груз.

Мёртвые козы плыли по волнам Вислы от Варшавы до Балтийского моря. Коз заметила полиция. Быстро вышла на пьяного бомжа, от него на беженца.

Выяснилось, что беженец живет с тремя жёнами и у него одиннадцать детей.

Maxim Goryunov