Голод

Засуха 1946 года привела к значительному, но не катастрофическому снижению урожая зерна. Собранных 100 млн тонн должно было хватить, чтобы прокормить население. Но часть собранного зерна правительство СССР выделило в резервы, из которых 1 млн тонн потом просто сгнили, и еще почти 6 миллионов отправило на экспорт.

В отличие от ситуации 1933 года, целью экспорта зерна было не получение валюты для восстановления промышленности, а поддержка европейских коммунистов для победы на выборах. В первом полугодии 1946 года было разбронировано из госрезерва 4,6 млн тонн для экспорта во Францию, Болгарию, Румынию, Польшу, Чехословакию.

Как отмечалось в сообщении о подписании соглашения о бесплатных поставках зерна во Францию, Советское правительство, «учитывая тяжелое продовольственное положение во Франции и просьбу Французского правительства, решило пойти навстречу Франции как своему союзнику». А в это время в самом СССР начался голод.

Диагноз «дистрофия» был зарегистрирован у 600 тыс. человек в РСФСР. Более 800 тыс. голодало в Украине и более 300 тыс. в Молдавии. Детская смертность выросла до 20% от общего числа умерших. В ряде областей были отмечены случаи каннибализма. А в это время из Кремля внимательно наблюдали за выборами в Европе.

Общее количество погибших от голода в 1946-1947 годах в СССР оценивается от 1 до 1,5 млн человек. Вывезенного из страны и сгнившего в хранилищах зерна было достаточно, чтобы их спасти. Вместо этого были сосланы в лагеря 10 тыс. руководителей колхозов за недостаточную жесткость и 400 тыс. человек за хищения «трех колосков».

Сторонники версии об эффективном менеджере, который победил в войне на два фронта, организовал промышленное производство, поднял страну с колен, окружил ее социалистическим лагерем и сделал великой державой, следует помнить, что это обошлось СССР суммарно в от 40 до 50 миллионов жизней. Точную цифру не знает никто.

За время правления эффективного менеджера четыре американских президента вывели страну из Великой депрессии, построили эффективную промышленность, победили в войне на два фронта, окружили страну союзниками и тоже сделали великой державой. Все вместе обошлось в 418 тыс. погибших, которые известны поименно.

Юрий Христензен


Старый конь борозды не портит

Юрий Христензен: Госдеп жалуется, что пригожинские тролли на нескольких языках распространяют конспирологические версии о том, что короновирус это бактериологическое оружие США. Если взглянуть на историю этого тезиса, он родился в недрах КГБ задолго до появления короновируса.


О «лучшем в мире советском образовании» и избирательной памяти

Маріанна Крамар: Тоскующие по «товарищу Сталину» даже не знают (или предпочитают не вспоминать), что их кумир ввел с 1 сентября 1940 года платное обучение в старших классах школ, техникумах и ВУЗах — для того, чтобы отсечь детей «рабочих и крестьян» от всех «социальных лифтов». Заводам был нужен пролетариат.

Цена обучения в старших классах составляла 200 рублей в год в Москве и Ленинграде и 150 рублей в год на остальной территории СССР, а ВУЗы обходились в 400 и 300 рублей в год соответственно. При медианной з/п в районе 150-200 рублей в месяц (это у рабочих — у колхозников зарплаты как таковой вообще не было, так что крестьянские дети сразу шли мимо образования). Т.е., за 8-9-10 классы одна зарплата в год уходила, если в семье несколько детей близкого возраста — то, соответственно, 2 з/п в год — и никаких ВУЗов, конечно. Учитывая, что зарплата государством рассчитывалась для обеспечения жизни «без излишеств» — это было очень серьезным ударом по семейному бюджету (особенно в послевоенных неполных семьях).

Читать дальше


Жахи найбільш читаючої країни світу

7 лютого 1952 року в Москві розпочався судовий процес. Власне, гучними судовими процесами і вироками сталінську державу було не здивувати, проте навіть за тих часів це була справа надзвичайна.

За рік до того, у січні 1951 року, були заарештовані 16 московських підлітків, здебільшого — єврейської національності. Більшість із них відвідувала літературний гурток в районному будинку піонерів.

Подейкують, що нібито керівниця гуртка і заявила «куди слід» про підозріле товариство…

Зазвичай, на заняттях розбирали твори, не включені до шкільної програми. І, зрозуміло, що перелік обговорюваної літератури наполегливо «рекомендувався» наставницею, так само як і тренд обговорення ідеологічного навантаження і змісту твору.

Читать дальше


Медали Параджанова

Оказывается, когда Параджанов сидел на зоне, Микеланджело Антониони, Федерико Феллини и Тонино Гуэрра скинулись, собрали 40 тысяч долларов (сумма громадная по тем временам) и передали в Союзкино с просьбой улучшить условия его пребывания в лагере. Союзкино отвергло дар :»У нас все должны сидеть в одинаковых условиях».

Тем не менее Феллини постоянно отправлял Параджанову посылки с продуктами. Начальник зоны стал допытываться : кто такой этот Федерико?!

Параджанов на голубом глазу ответил: «Это на самом деле Федор, мой родной брат. Он еще октябренком попал в Италию к нашей бабушке-революционерке… И даже фамилию ее взял — Феллини, что на итальянском значит «несокрушимый».

А когда у него на зоне отобрали карандаши и запретили рисовать, он выцарапывал профили великих людей на крышках от кефира, заливал смолой и делал такие «медали Параджанова».

Одна его поделка с профилем Пушкина попала к Феллини, и тот сделал из нее серебряную медаль, которая стала главной наградой на кинофестивале в Римини…

Ее получили Мастроянни, Софи Лорен и Милош Форман.

На фото: Талеры, 1974-1977. Сделанные из алюминиевой фольги молочных крышек, Параджанов вырезал их своими ногтями. Тот, что справа вверху, использовался на кинофестивале «Золотой абрикос».

Vrubel Dmitry


Довга телеграма

Так, вибачте, я тільки-но дійшов до інтерв‘ю Зеленського ізраїльському телеканалу.

Ось що каже він:

«…Интуитивно ощущаю, что это нужно не только Украине. Я ощущаю и чувствую, что это большая беда, которая навсегда. Навсегда оставит шрам между Украиной и Россией. Рассосется ли этот шрам, я вообще не уверен… В общем, это все – большая, огромная такая яма. И интуитивно у меня ощущение, что это также нужно России…»

А тепер ось що скажу я.

Розпочнемо із 1946 року. Тільки-но закінчилася Друга світова війна, у якій радянські війська воювали на боці спочатку Гітлера, а потім проти нього, і тепер стояли у Берліні, по факту у кроці від Ла-Маншу. Сполучені Штати, які намагалися все звести до загальнолюдських цінностей, спільних тем для розмов і дипломатії, не дуже розуміли, чому Сталін веде себе як чорт, намагається відібрати у Турції (яка взагалі не воювала у Другій світовій) частину територій, атакує демократичні сили на окупованих територіях у Європі і так далі. Коротше, США намагалися «по-людськи», але не розуміли як.

Під час чергової кризи відносин між союзниками та СРСР (доволі дрібної, на фоні інших конфліктів – Сталін відмовився підтримувати тількі-то створені Світовий банк та МВФ), Держказначейство США запиталося у посольства США у Москві, чим саме викликана така дивна позиція Радянського Союзу. Відповідати повинен був Олександр Дру… тьху, доволі дрібний чиновник посольства, Джордж Фрост Кеннан.

Кеннан надійслав у відповідь телеграму. Одну. Довжиною у сім метрів.

І створив історію.

Читать дальше