У меня есть идея

Она немного радикальная. Немного слишком новаторская. Но пожалуйста, выслушайте меня прежде, чем критиковать.

Вот смотрите. Очевидно, что Зеленский хочет добиться в стране мира, и как можно быстрее. Примирить Украину и Россию. И это хорошо. И это почётно. И принесёт ему заслуженное признание.

Но.

Сколько признания это ему принесёт?
Немного.
Потому что конфликту всего-то неполных шесть лет.
Да и будем откровенны, Европа устала от Украины и всё такое.
Нобелевскую премию мира тут не получишь.

ОДНАКО.
Есть Израиль и Палестина.

И я уверен, если Зеленский — с помощью господина Штайнмайера, или без неё — сумеет примирить Израиль и Палестину… сумеет убедить людей с обеих сторон, чтобы они перестали постреливать… сумеет убедить их просто перестать стрелять и принесёт им МИР…

Читать дальше


Старая недобрая сказка

— А где еще пятеро? — брюзгливо спросила Белоснежка, пересчитав гномов по головам.

— Какие? — удивленно переспросил Док.

— Ну эти, бифур-бофур-хуефур… Должно быть двенадцать мускулистых и волосатых парней. Всякие там кили-дили-гиви… И еще здоровенный спонсор с волшебной палкой и шустрый такой милый малыш. И пони. У вас есть пони?

— У нас нет пони, — растерянно отозвался Снизи, и чихнул. — Откуда у нас пони? Мы под землей живем. И нас всегда было семеро. Мы — семеро гномов.

Белоснежка прикрыла нос и рот платком.

— Попрошу не чихать в моем направении. — сообщила из-под платка Белоснежка. — И снимите эти дурацкие колпачки. Ходите, как пидарасы. Так вы не те гномы, что-ли?

— Мы тебе вообще не гномы, — ответил сварливый Грампи. — Мы тебя в снегу нашли. Ты уже лапти отбрасывала. Считай что мы тебе скорая помощь. Если что-то не нравися — вали нахуй отсюда к своему Гиви. Лыжи вырубишь из елки.

Грампи открыл кайлом дверь, и в домик ворвалась снежная метель. Осторожный Док забрал у Грампи кайло, и дверь прикрыл.

— Давайте не будем нервничать и спокойно разберемся, — сказал Док. — Ты как в лесу оказалась?

Читать дальше


Это многое объясняет

Как мы видим на приложенной картинке, речь Греты подобна гравитационной ловушке, так что разум Наблюдателя 1, который пересек горизонт событий, теперь способен оперировать лишь в рамках этой речи, не имея возможности ее покинуть.

С другой стороны, сознание Наблюдателя 2, свободно перемещающееся в информационном космосе, не может полностью изучить влияние речи на себя, так как для этого ему придется присоединиться к Наблюдателю 1, что превышает допустимые риски.

В связи с вышеизложенным, коммуникация между Наблюдателями затруднена, а то и невозможна, поскольку сигналы не доходят или искажаются.

Fill Feaouill


Замена летней женщины на зимнюю

Я смотрю многие уже начали задумываться о замене летней женщины на зимнюю.

И это правильно!

Ведь похолодание может вдарить резко и неожиданно, а у вас легкая летняя женщина с бритыми ногами и лобком — ууух как можно заскользить с ней!

Ее хрупкая гибкая фигурка, которая эффектно смотрелась на пляже рядом с вашей тушей, в рейтузо–шубные времена отходит на второй план. Зимой уже меньше восхищает ее умение красиво прыгнуть со скалы в теплое море. Ее 45–50 килограмм, которые так приятно было носить на руках, теперь не катят, ибо в постельке не согреют вас, вернувшегося с морозца.

Я прикинул, что оптимальная зимняя женщина–печка должна весить не менее 85 кэгэ.

А еда? Летняя женщина ест одни салаты и пьет легкое белое вино, тогда как зимой хочется водки и селедки под шубой.

Ну и не стоит забывать про румяные щеки. Румяные щеки зимней женщины дадут сто очков форы заостренным скулам летних барышень.

Такие дела.

Источник


Вересковый стёб

Из вереска напиток
А может – не напиток
Сейчас и не проверишь — забыт давным-давно.
А был он слаще меда,
А может быть – сгущёнки
А если и не слаще, то крепче всё равно!

В котлах его варили
А может быть – тушили
А может даже жарили, но точно не пекли
Малютки-медовары
А может – виноделы
А может – планокуры, а мёд из конопли

Пришел король шотландский,
А может – принц уэлсский
А может – хан монгольский, безжалостный к врагам,
Погнал он бедных пиктов
А может быть – ацтеков
А может – туарегов к скалистым берегам.

На вересковом поле
А может быть – свекольном,
А может поле минном, и очень боевом
Лежал живой на мертвом,
А может – коматозном,
А может быть – контуженном, но всё ещё живом.

Читать дальше